Preview

Российский кардиологический журнал

Расширенный поиск
№ 6 (2019)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.15829/1560-4071-2019-6

СТАТЬИ

РЕДАКЦИОННАЯ СТАТЬЯ

НОВОСТИ КЛИНИЧЕСКОЙ МЕДИЦИНЫ

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ

23-26 194
Аннотация

Цель. Выявление факторов риска у амбулаторных пациентов без признаков ишемической болезни сердца (ИБС).

Материал и методы. Использована адаптированная к российским условиям компьютерная программа “Портавита”. Информация собиралась и вводилась в модуль силами участковых и врачей общей практики во время амбулаторных приемов. В программе участвовало 9 поликлиник, 406 участковых врачей и врачей общей практики. Вносились индивидуальные данные по полу, возрасту, семейному анамнезу ИБС, курению, физической активности, уровню артериального давления, уровню холестерина, креатинина (с подсчетом скорости клубочковой фильтрации) и глюкозы плазмы крови. Далее системой определялся риск смерти от ИБС по шкале SCORE. Всего в систему были введены данные 27425 граждан в возрасте от 18 до 80 лет, не имеющих явных признаков ИБС и обратившихся в поликлинику по месту жительства в течение октября-декабря 2018 г. На основании полученных данных программой выбирались индивидуальные профилактические мероприятия для каждого пациента. Затем на основании исходных данных планировалась дата следующего осмотра каждого пациента.

Результаты. В группе лиц без ИБС (27425 чел.) артериальное давление >140/90 мм рт.ст. выявлено у 66,2% пациентов, индекс массы тела >30 кг/м2 — у 23% пациентов, уровень общего холестерина плазмы крови >5,2 ммоль/л у 68% пациентов (в том числе >8 ммоль/л — у 874 чел.), уровень глюкозы плазмы крови >6,1 ммоль/л — у 13% пациентов. По шкале риска SCORE подсчитаны данные у 22907 чел., при этом >10 баллов выявлено у 7% обследованных.

Заключение. У амбулаторных пациентов без признаков ИБС наиболее часто регистрируемым фактором риска являются артериальная гипертензия (66,2%) и общий холестерин плазмы крови >5,2 ммоль/л (68%). Сочетание двух факторов риска (артериальная гипертензия + общий холестерин плазмы крови >5,2 ммоль/л) регистрируется почти одинаково независимо от возраста (моложе 60 лет и старше 60 лет) — в случаях 61,8% и 64,2%, соответственно.

27-33 100
Аннотация

Самооценка здоровья (СОЗ) — это интегральный показатель, который отражает субъективные ощущения человека относительно своего здоровья и широко используется в исследованиях в области здравоохранения. В условиях постарения населения использование СОЗ для определения прогноза жизни и здоровья пожилых является весьма привлекательным.

Цель. Изучение вклада СОЗ в смертность от всех причин и от сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) среди москвичей 55 лет и старше.

Материал и методы. Когортное, проспективное исследование проводилось на выборке москвичей 55 лет и старше. В анализ включали данные 1876 человек, в том числе 898 мужчин. Использовался стандартный вопросник, включавший социально-демографические данные, анамнез, поведенческие привычки, регистрировались антропометрические данные, измерялось артериальное давление, оценивались уровни холестерина и высокочувствительного С-реативного белка (вч-СРБ). СОЗ определялась как плохая, удовлетворительная и хорошая. Статистический анализ проводился с помощью статистического пакета STATA 14.0

Результаты. Лишь 10% москвичей в возрасте 55 лет и старше оценивали свое здоровье, как хорошее. Распространенность плохой СОЗ составляла 18,6%. Причем с возрастом плохая СОЗ увеличивалась не только за счет уменьшения “хорошего здоровья”, но и за счет уменьшения частоты удовлетворительной СОЗ. СОЗ значимо чаще регистрировалась у женщин и у лиц с низким уровнем образования. При проведении многофакторного анализа после поправки на пол, возраст, образование и семейное положение с плохой СОЗ достоверно ассоциировались артериальная гипертония, курение, повышенный вч-СРБ, высокий гликированный гемоглобин и ожирение. В то же время, анализ смертности показал, что плохая СОЗ является независимым предиктором смерти у лиц пожилого возраста даже при наличии ССЗ, курения и других факторов риска.

Заключение. СОЗ является показателем, независимо и достоверно ассоциирующимся со смертностью. Это дает основания полагать, что в условиях дефицита ресурсов СОЗ может быть полезна на практике в качестве рутинно измеряемого показателя в исследованиях общественного здоровья для скрининга населения пожилого возраста для целевых профилактических вмешательств.

34-41 103
Аннотация

Цель. Определить влияние социальной поддержки на риск возникновения инфаркта миокарда (ИМ) в открытой популяции населения 25-64 лет в России/Сибири.

Материал и методы. В рамках III скрининга программы ВОЗ “MONICA-psychosocial” обследована случайная репрезентативная выборка населения обоего пола 25-64 лет Новосибирска в 1994г (мужчины: n=657 44,3±0,4 года, отклик — 82,1%; женщины: n=689, 45,4±0,4 года, отклик — 72,5%). Программа скринирующего обследования включала: регистрацию социально-демографических данных, определение социальной поддержки (ICC — индекс близких контактов, SNI — индекс социальных связей). Срок проспективного наблюдения за участниками составил 16 лет. В исследовании выделены конечные точки — впервые возникшие случаи ИМ.

Результаты. В открытой популяции населения 25-64 лет низкий ICC был у 62% мужчин и 56,8% женщин (х2=22,603 df=2 P=0,0001). При распределении по возрастным группам наиболее низкий ICC наблюдался у мужчин в возрастной группе 55-64 лет — 64,6% (х2=14,85 df=2 P=0,0001) и у женщин в возрасте 35-44 лет — 60,6% (х2=3,917 df=2 P=0,141). Низкий SNI в открытой популяции 25-64 лет был у 43,5% мужчин и 33,9% женщин (х2=21,546 df =2 P=0,0001). Наиболее низкий SNI среди мужчин был среди лиц молодой возрастной группы 25-34 лет — 50% (х2=15,894 df=3 P=0,001), у женщин — в группе 35-44 лет (39,4%) (х2=1,071 df=3 P=1). За 16-летний период наблюдения однофакторный регрессионный анализ Кокса показал увеличение риска развития ИМ среди лиц с низким показателем индекса ICC у мужчин в 5,2 (95% доверительный интервал (ДИ) 1,947-19,383; p<0,05) раз и женщин в 4,9 раз (95% ДИ 1,108-21,762; p<0,05). Риск развития инфаркта миокарда за 16-летний период наблюдения в однофакторной регрессионной модели Кокса был выше у лиц с низким показателем индекса SNI, как среди мужчин ОР=3,1 (95% ДИ 1,138-9,247; p<0,05), так и среди женщин ОР=2,9 (95% ДИ 1,040-8,208; p<0,05). С помощью многофакторного моделирования установлено увеличение риска возникновения ИМ у лиц с низким уровнем социальной поддержки: среди мужчин с неблагополучным семейным положением, занимающихся физическим трудом, а среди женщин — с низким уровнем образования. Заключение. Социальная поддержка является протективным фактором риска развития ИМ, как у мужчин, так и у женщин.

42-48 277
Аннотация

Цель. Оценить частоту неблагоприятных исходов и вклад основных факторов риска в их развитие в рамках проспективного исследования.

Материал и методы. Исследование проводилось как проспективное длительное исследование с периодом наблюдения 36 мес. Выборка в исследование МЕРИДИАН-РО формировалась из городского и сельского населения. Было включено 1622 человека в возрасте 25-64 лет. Отклик на исследование составил 86,1%. Наблюдение за обследованными лицами и сбор конечных точек продолжались в течение 36 мес. За конечные точки были приняты: смерть от любых причин, ишемический инсульт, инфаркт миокарда, реваскуляризация коронарных артерий.

Результаты. При изучении взаимосвязи между различными факторами риска и исходами было выявлено, что оказывали значимое влияние на комбинированную конечную точку (смерть от любых причин + нефатальный ишемический инсульт + нефатальный инфаркт миокарда): риск SCORE >5% (отношение шансов (ОШ) 5,80, 95% доверительный интервал (ДИ) 2,31-14,58, р=0,0001, Вальд — 23,040), избыточное потребление алкоголя (ОШ 714, 95% ДИ 1,41¬36,31, р=0,018, Вальд — 2,908), наличие артериальной гипертензии (ОШ 4,77, 95% ДИ 1,91-11,90, р=0,01, Вальд — 9,000), наличие комбинации ишемической болезни сердца/инфаркта миокарда/инсульта в анамнезе (ОШ 11,16, 95% ДИ 3,98-31,31, р=0,0001, Вальд — 22,607) и повышение аполипопротеина В >180 мг/дл (ОШ 28,57 95% ДИ 732-111,42, р=0,0001, Вальд — 24,509).

Заключение. Наиболее значимое влияние на комбинированную конечную точку (смерть от любой причины + нефатальный инфаркт миокарда + нефатальный инсульт) оказывали: риск SCORE >5%, избыточное потребление алкоголя, наличие артериальной гипертензии, наличие комбинации ишемической болезни сердца/инфаркта миокарда/инсульта в анамнезе и повышение аполипопротеина В >180 мг/дл, что должно учитываться при определении целей и стратегии профилактического воздействия.

49-53 96
Аннотация

Цель. Изучить девятилетнюю динамику распространенности, факторов риска, подходов к лечению артериальной гипертонии (АГ) среди мужчин и женщин Рязанской области по данным обследования репрезентативной выборки, оценив влияние факторов риска и сердечно-сосудистых заболеваний на достижение контроля артериального давления (АД).

Материал и методы. Репрезентативная выборка населения Рязанской области, созданная в 2002г методом пошаговой рандомизации, обследована повторно в 2007г и 2016 г. В группу АГ включались лица с АД >140/90 мм рт.ст. при двукратном измерении или нормальным АД, получающие антигипертензивную терапию. Проанализирована роль некоторых факторов риска (возраст, курение, злоупотребление алкоголем, поваренной солью, ожирение, отягощенная наследственность, низкая физическая активность) и сердечно-сосудистых заболеваний.

Результаты. В 2016г распространенность АГ составила 43,9%, число лиц, получающих антигипертензивные препараты — 89,5%, лечащихся эффективно — 373%, что выше показателей 2007г (39,3%, 79,9% и 16,6%, соответственно). Негативно влияют на эффективность лечения АГ курение (RR 1,23; ДИ 1,11-1,37 р=0,005), злоупотребление солью (RR 1,11; ДИ 1,01-1,23, р=0,04) и ожирение (RR 1,16; ДИ 1,06-1,27 р=0,003). Лечение АГ более эффективно при отсутствии заболеваний сердечно-сосудистой системы (35,0% против 26,8%), признаков хронической сердечной недостаточности (24,9% против 34,9%) и перемежающейся хромоты (8,3% против 31,7%), p<0,001.

 

Заключение. За девять лет достоверно увеличилась стандартизованная по возрасту распространенность АГ, число лиц, принимающих антигипертензивные препараты и лечащихся эффективно, положительно изменилась структура принимаемых препаратов. На эффективность терапии неблагоприятно влияют курение, ожирение, злоупотребление солью и наличие заболеваний сердечно-сосудистой системы.

 

Участники исследования: Епихина Е. А., Бирюкова Ж. А., Ларина Т. А., Ивушкина Л. И., Козакова Ю. В., Моцная О. А., Сурова А. И., Скоробогатова С. Ю., Толмачева Е. А., Голубева И. В., Смагина Е. В., Киселева Е. А., Булавченкова О. Н., Швыкова Т. А., Башмакова Г Н., Соловьева Н. Н., Давыдкина С. А., Горбунова Л. А., Хотеенкова Н. В., Дукова Е. В., Варламова Л. А., Воробьева Г. А., Коржевская А. А., Таболкина А.А., Нечаева Г. П., Выборнова Е. З., Кашапова Л. М., Тарасова А. И., Рязанцева Л. Л., Яковлева Н. С., Семенец А. А., Чикова Н. А., Муравьева Г. В., Чижикова М. И.


54-60 87
Аннотация

Цель. Несмотря на распространенность артериальной гипертензии (АГ) и попытки перехода к ценностно-ориентированной медицине, до сих пор не существует болезнь-специфического русскоязычного инструмента для оценки качества жизни, связанного со здоровьем (КЖ). Целью первого этапа работы стало создание опросника (показателя) по исходам, сообщаемым пациентами (ПИСП) с АГ, и его первичная оценка.

Материал и методы. Первым шагом создана концептуальная модель ПИСП, определено количество оцениваемых сфер и психометрика. Затем построен первичный пул вопросов: их отбор из основных универсальных и ранее валидированных шкал, предназначенных для анализа различных аспектов КЖ, и внедрение специально подготовленных АГ-специфических элементов. Третьим шагом было выполнено первичное сокращение пула вопросов, основанных на экспертном анализе и результатах пилотного оценочного исследования. Результаты. Экспертную панель составляли 4 специалиста (трое в области АГ, один — в клинической психологии). Использованы данные 14 опросников для создания списка из 264 вопросов, распределенных по 4 основным сферам (физиологическая, психологическая, социальная, сфера лечения и приверженности). Использовалась шкала Ликерта с баллами от 1 до 5 (от худшего ответа к лучшему). Проведено очное и заочное интервьюирование 30 пациентов с АГ (18 женщин, 62,1±10,5 лет) различных степеней тяжести для выявления значимых с их точки зрения дополнительных соматических жалоб, психологических и социальных проблем. Разработанные по итогам обратной связи элементы были интегрированы в соответствующие сферы опросника. Прототип ПИСП прошел пилотное исследование пациентов с АГ амбулаторного и стационарного звена (n=50, 32 женщины, средний возраст 58,3±9,6 лет), а последующий экспертный анализ привел к промежуточной и сокращенной его версии (∑ вопросов =163 (n=36 АГ-специфичных)).

Заключение. Создаваемый опросник для оценки исходов, сообщаемых пациентами с артериальной гипертензией в перспективе позволит оценивать базовый уровень качества жизни, связанного со здоровьем, выявлять различия в КЖ между пациентами с разными клиническими характеристиками, определять динамику КЖ в ответ на проводимое лечение. Дальнейшая работа над опросником заключается в проведении обширного исследования с раздачей первичной версии ПИСП.

61-65 180
Аннотация

Цель. Оценить возможные ассоциации сниженной когнитивной функции (КФ) с мышечной силой, определяемой с помощью кистевой динамометрии, а также их вклад в смертность от сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) у населения 55 лет и старше.

Материал и методы. Настоящая работа проведена в рамках проспективного когортного исследования “Стресс, старение и здоровье”. Было обследовано 1876 мужчин и женщин в возрасте 55 лет и старше. КФ оценивалась по шкале Mini-Mental State Examination (MMSE), снижение КФ регистрировалось при значениях суммы баллов менее 24 исходя из 30 баллов. Мышечная сила оценивалась по данным кистевой динамометрии. Для оценки вклада мышечной силы в смертность от ССЗ использовали значения кистевой динамометрии, соответствующие первой квинтили — менее 19 кг для женщин, и менее 32 кг для мужчин. Смертность оценивалась на основании постоянно действующего регистра смерти с помощью стандартных методов. За время наблюдения зарегистрировано 247 случаев смерти от ССЗ.

Результаты. В исследование было включено 1876 участников в возрасте 55 лет и старше (48% мужчин и 52% женщин). Показатели КФ по данным опросника MMSE находились в пределах нормы у более чем 80% обследованных. По результатам проведенного регрессионного анализа выявлено, что лишь низкие значения кистевой динамометрии (на уровне 1 квинтили) достоверно ассоциировались с когнитивными нарушениями (p<0,05). Данные ассоциации были более выражены у женщин (отношение шансов (ОШ): 3,17; 95% ДИ 1,31¬769), по сравнению с мужчинами (ОШ: 2,41; 95% ДИ 1,05-5,54). В популяции мужчин 55 лет и старше с сердечно-сосудистой смертностью достоверно ассоциировались когнитивные нарушения (ОР: 1,97; 95% ДИ 1,40-2,78) и сниженная мышечная сила (ОР: 1,63; 95% ДИ 1,18-2,25), тогда как среди женщин только сниженная мышечная сила достоверно повышала риск смерти от ССЗ (ОР: 1,77; 95% ДИ 1,19-2,61). Одновременное наличие рассматриваемых патологий достоверно ассоциировалось со смертностью от ССЗ.

Заключение. В ходе проведенного исследования выявлены достоверные ассоциации когнитивных нарушений с низкой мышечной силой. Наличие обоих патологических нарушений является прогностически неблагоприятным в отношении прогноза смерти от ССЗ у населения 55 лет и старше как среди мужчин, так и среди женщин. Таким образом, рекомендуется рассмотреть возможность включения оценки мышечной силы и когнитивного функционирования в существующие прогностические шкалы.

66-72 153
Аннотация

Многие исследования в области питания отмечают, что мужчины и женщины формируют свои рационы из разных пищевых источников, отдавая предпочтение разным продуктам и блюдам.

Цель. Изучить половые различия в характере питания взрослого населения РФ по данным эпидемиологического исследования.

Материал и методы. Анализ выполнен на данных представительных выборок из неорганизованного мужского и женского населения в возрасте от 25-64 лет (22258 человек, из них 8519 мужчин и 13698 женщин) из 13 регионов РФ. Отклик составил около 80%. Характер питания оценивался по частоте потребления пищевых продуктов с количественной оценкой по отдельным позициям. Результаты. Наиболее выраженные отличия в рационах мужчин и женщин отмечены в потреблении свежих овощей и фруктов, молочных продуктов, мяса и мясоколбасных изделий, кондитерской продукции. Женщины чаще мужчин включают в свой рацион (отношение шансов, 95% доверительный интервал): сырые овощи и фрукты 1,45 [1,33-1,59], сладости и кондитерские изделия 1,22 [1,33-1,59], молочные продукты 1,57 [1,39-1,76], в частности творог 1,69 [1,60-1,79], молоко 1,46 [1,36-1,56] и сыр 1,31 [1,23-1,40]. Количество ежедневного потребления овощей и фруктов более весомо в рационе женщин — 2076 г/день против 165,8 г/день — у мужчин, р<0,0001. Женщины реже мужчин потребляют красное мясо 0,43 [0,39-0,46], мясоколбасные изделия — 0,63 [0,59-0,67], крупы и макаронные изделия — 0,79 [0,74-0,86], соления и маринады — 0,79 [0,75-0,84], рыбу и морепродукты — 0,79 [0,74-0,86]. В уровне потребления бобовых продуктов половых различий не отмечено. Среди мужчин более распространена привычка к досаливанию пищи — 470% против 34,7%, р<0,0001.

Заключение. Женщины чаще мужчин включают в рацион овощи и фрукты, молочные продукты и кондитерские изделия, реже — продукты животного происхождения (мясо, колбасные изделия, рыбу и морепродукты).

 

Участники исследования ЭССЕ-РФ и соавторы статьи: Москва: Жернакова Ю. В., Бойцов С. А., Санкт-Петербург: Ротарь О. П., Владивосток: Кулакова Н. В., Невзорова В. А., Владикавказ: Астахова З. Т., Вологда: Шабунова А. А., Волгоград: Недогода С. В., Воронеж: Черных Т. М., Иваново: Белова О. А., Кемерово: Артамонова Г. В., Индукаева Е. В., Красноярск: Гринштейн Ю. И., Петрова М. М., Оренбург: Либис Р. А., Самара: Дупляков Д. В., Томск: Трубачева И. А., Кавешников В. С., Серебрякова В. Н., Тюмень: Ефанов А. Ю., Медведева И. В., Шалаев С. В.


73-77 87
Аннотация

Цель. Анализ факторов, ассоциированных с вероятностью приема антигипертензивных препаратов (АГП) в популяции больных артериальной гипертензией (АГ).

Материал и методы. Обследованы 334 мужчины и 436 женщин представительной выборки общей популяции 25-64 лет, соответствующие критериям АГ В ассоциативный анализ включали блоки социально-экономических, психосоциальных, поведенческих, медицинских переменных. Применяли методы одномерной и многомерной статистики. Вероятность ошибки <5% считали статистически значимой.

Результаты. Свыше 60% женщин принимали АГП уже при низком и умеренном сердечно-сосудистом риске (ССР). Наиболее часто прием АГП отмечался при очень высоком риске. У мужчин с высоким ССР частота приема АГП была ниже ожидаемой. Выявлен резерв для более полного охвата лечением и среди лиц с очень высоким ССР. По данным многофакторного анализа вероятность неприёма АГП у представителей обоих полов повышали: неинформированность о повышенном артериальном давлении (АД), незнание уровня своего АД, отсутствие АГ у ближайших родственников, высшее образование. Более молодой возраст, интенсивное курение (если нет ишемической болезни сердца), непосещение врача за прошедший год — ассоциировались с меньшей вероятностью приема АГП у мужчин, а SCORE 10 и выше, и тип физической активности во время работы “в основном хожу” — у женщин.

Заключение. Установлены характеристики, наличие которых может снижать вероятность приема АГП в гипертензивной популяции. Выявленные закономерности необходимо учитывать при формировании мотивации к участию в скрининге очевидно здоровых лиц и разъяснении рисков и выгод осознанного отношения к проблеме повышенного АД.

78-84 94
Аннотация

Цель. Изучить распространенность ишемической болезни сердца (ИБС) по эпидемиологическим критериям в популяции 25-45 лет г. Новосибирска и выявить ее ассоциации с некоторыми липидными и нелипидными факторами риска.

Материал и методы. Проведено одномоментное популяционное обследование случайной выборки населения 25-45 лет г. Новосибирска. Обследовано 650 человек (268 мужчин и 382 женщины). Эпидемиологический диагноз ИБС (“Возможная ИБС” — ВИБС, “Определенная ИБС” — ОИБС) ставился по валидизированным эпидемиологическим (по кардиологическому опроснику Роуза) и клинико-функциональным (ЭКГ с расшифровкой по Миннесотскому коду) критериям. В крови определяли уровни общего холестерина, триглицеридов, холестерина липопротеинов низкой и высокой плотности (ХС-ЛНП, ХС-ЛВП). Измеряли систолическое и диастолическое АД (САД, ДАД), оценивали наличие артериальной гипертензии (АГ), индекс массы тела, статус курения. Результаты. Из 650 человек, включенных в исследование, ОИБС была выявлена у 3,8% человек, в том числе у 2,6% мужчин, у 4,7% женщин. ВИБС была выявлена у 6,1% человек, в том числе у 7,8% мужчин и у 5,0% женщин. Результаты однофакторного анализа по таблицам сопряженности показали, что относительный риск развития ВИБС в общей популяции выше у лиц с низким ХС-ЛВП (отношение шансов (ОШ) 2,136, р=0,023), у курящих (ОШ 1,925, р=0,048) и у лиц с АГ (ОШ 2,235, р=0,023). Результаты логистического регрессионного анализа показали, что относительный риск развития ВИБС в общей популяции независимо от других факторов ассоциирован с более низким уровнем ХС-ЛВП (ОШ 0,180, р=0,039) и с более высоким уровнем САД (ОШ 1,026, р=0,019). Относительный риск развития ОИБС в женской популяции 25-45 лет (n=382) выше у женщин с низким ХС-ЛВП (ОШ 3,800, р=0,020) и у женщин с АГ (ОШ 4,572, р=0,016).

Заключение. В молодой популяции 25-45 лет г. Новосибирска ИБС, определенная по стандартизованным эпидемиологическим критериям, независимо от других липидных и нелипидных факторов риска ассоциируется с наличием АГ и сниженным уровнем ХС ЛВП.

85-91 99
Аннотация

Цель. Изучение связей контроля гликемии с факторами риска сердечно-сосудистых заболеваний и показателями качества жизни у больных ишемической болезнью сердца (ИБС) и сахарным диабетом 2 типа (СД2) в азербайджанской популяции.

Материал и методы. В одномоментном клинико-эпидемиологическом когортном исследовании (cross-sectional study) приняло участие 142 больных ИБС и СД2 в возрасте 30-69 лет. С помощью анкеты-опросника “ARiC” больные отвечали на вопросы об их социально-демографическом статусе, поведенческих факторах риска и качестве жизни. Измерялись антропометрические данные, в венозной крови определялся уровень глюкозы и гликированного гемоглобина.

Результаты. Исследование продемонстрировало, что между возрастом больных, уровнем образования, занятостью, семейным положением, физической активностью, индексом массы тела, привычкой курения, нарушением питания, состоянием тревоги, стрессом, а из показателей качества жизни — подвижностью, самообслуживанием, повседневной активностью, чувством боли и дискомфорта и уровнем гликемического статуса не было выявлено статистически достоверной связи. На фоне абдоминального ожирения (p=0,034), употребления алкоголя (p=0,045), депрессивных состояний (p=0,036), а из показателей качества жизни — постоянного чувства тревоги или депрессии (p=0,039) отмечалось ухудшение контроля гликемии. В результате у 28,7% больных с плохим контролем гликемии в сравнении с предыдущими годами не наблюдалось изменения состояния больных, а у 55,7%, напротив, отмечалось ухудшение. Увеличение продолжительности диабета и хронической гипергликемии негативно влияло на течение болезни (F=4,3, p=0,041 и F=18,3, p<0,001, соответственно), а неадекватный контроль гликемического статуса сопровождался тахикардией.

Заключение. У больных ИБС и СД2 в азербайджанской популяции приём алкоголя, депрессивные состояния, абдоминальное ожирение и увеличение продолжительности диабета сопровождались ухудшением контроля гликемии, что приводило к ухудшению показателей качества жизни. Своевременный скрининг и адекватная коррекция этих факторов риска позволит предупредить осложнения, смертность и инвалидность, а также снизить расходы здравоохранения, связанные с данными заболеваниями.

92-96 73
Аннотация

Цель. Определение уровней глюкозы и распространенности гипергликемии как компонента метаболического синдрома (МС) среди мужчин открытой популяции 25-64 лет среднеурбанизированного сибирского города. Материал и методы. Изучение распространенности МС и его компонентов проводилось по итогам кардиологического скрининга мужчин в возрасте 25-64 лет среднеурбанизированного города Западной Сибири (г. Тюмень). С целью проведения одномоментного эпидемиологического исследования методом “случайных чисел” была сформирована репрезентативная выборка в количестве 1 тыс. человек среди мужчин 25-34, 35-44, 45-54, 55-64 лет г. Тюмени, отклик составил 85,2%. Гипергликемия учитывались по критериям метаболического синдрома NCEPATPIII (2004), IDF (2005), ВНОК (2009). Распределение в популяции количественных показателей анализировалось с помощью процентильного анализа.

Результаты. Установлен средний уровень глюкозы для мужчин 25-64 лет г. Тюмени (4,9±0,8 ммоль/л). В возрастных десятилетиях жизни 35-44 и 55-64 лет у мужчин открытой популяции среднеурбанизированного сибирского города установлен существенный рост уровней глюкозы по процентильному ряду распределения признака и средних величин. Распространенность гипергликемии у мужчин открытой популяции среднеурбанизированного сибирского города по аналогичным критериям оценки NCEPATP, IDF составила 17,4%, по критериям ВНОК — 77%, последовательный возрастной тренд распространенности гипергликемии формировался в трех десятилетиях жизни в диапазоне от 25 до 54 лет.

Заключение. Выявленные региональные особенности уровней глюкозы и распространенности гипергликемии в открытой популяции г. Тюмени у мужчин трудоспособного возраста необходимо учитывать при разработке стратегии профилактики сердечно-сосудистых и других неинфекционных заболеваний в среднеурбанизированных сибирских городах.

97-102 143
Аннотация

Цель. Выявить особенности клинических проявлений инфекционного эндокардита у инъекционных наркоманов.

Материал и методы. Проанализированы клинические, лабораторные, эхо-кардиографические проявления инфекционного эндокардита у 40 инъекционных наркоманов и в качестве группы сравнения у 21 не употребляющего наркотики больного, проходивших стационарное лечение в кардиологическом отделении клиники. Среди инъекционных наркоманов было 22 мужчины в возрасте 40,0±2,9 лет и 18 женщин в возрасте 29,5±2,3 лет. Анализировались анамнез заболевания, клинические проявления, лабораторные маркеры воспаления, результаты бактериологического исследования крови, динамика состояния на фоне терапии. Эхокардиографическое исследование при поступлении в стационар и в конце лечения осуществлялось на аппарате Vivid E-9 с использованием трансторакального и чреспищеводного датчиков. Электрокардиограмма записывалась в 12 стандартных отведениях. Всем больным проведено рентгенологическое исследование органов грудной клетки или мультиспиральной томографии легких, ультразвукового исследования печени и селезенки. Статистический анализ результатов исследования проводился с использованием «Statistica 7.0», «Microsoft Office Excel».

Результаты. Выявлен достоверно более молодой возраст больных в группе инъекционных наркоманов (р<0,05). Самым часто выявляемым проявлением инфекционного эндокардита как у наркоманов (95%), так и у ненаркоманов была лихорадка. По данным эхокардиографии выявлена избирательная изолированная локализация эндокардита у наркозависимых больных на трикуспидальном клапане (у 90% больных). Рентгенологически у 80,2% в группе наркоманов были выявлены признаки пневмонии, чаще двусторонней полисегментарной, расцененной как проявление тромбоэмболического синдрома частицами вегетаций. У подавляющего большинства больных наркоманов были выявлены спленомегалия (75%), реже гепатомегалия (47,5%). Проявления хронической сердечной недостаточности выявлены лишь у 12,5% больных, употребляющих наркотики, менее значимо в процесс были вовлечены почки. Выявлена ассоциация инфекционного эндокардита с ВИЧ-инфекцией (72,5%) и гепатитом С у 97,5% больных.

 

Заключение. Знания особенностей современного клинического течения инфекционного эндокардита у инъекционных наркоманов позволяют улучшить подходы к диагностике эндокардита в более ранние сроки его возникновения и тем самым делает более перспективным лечение этих больных.

В ПОМОЩЬ ПРАКТИЧЕСКОМУ ВРАЧУ

103-108 217
Аннотация

Тромбоэмболия легочной артерии (ТЭЛА) является третьим по распространенности сердечно-сосудистым заболеванием (расчетная заболеваемость в Европе и США составляет не менее 250-300 тыс. в год), а также одной из основных причин смертности. При этом, за последние два десятилетия регистрируется неуклонный рост заболеваемости ТЭЛА при относительно стабильной распространенности тромбоза глубоких вен.

Получение объективной эпидемиологической и статистической информации по ТЭЛА затруднено, что связано с трудностями диагностики (неспецифичностью клинических симптомов, поздней обращаемостью, ограничением диагностических возможностей, частотой проведения аутопсий, недостаточной настороженностью врачей) и особенностями статистического учета (являясь осложнением других заболеваний, ТЭЛА подлежит учету только при мультикаузальном статистическом анализе диагноза, что не является широко распространенной практикой; в Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем, 10-го пересмотра — рубрика I26 “Легочная эмболия” включает в себя также иные состояния и исключает ТЭЛА вследствие акушерско-гинекологической патологии, поэтому “вычленить” ТЭЛА как единую нозологическую единицу в официальных статистических отчетах при существующей системе ее кодирования не представляется возможным).

109-114 170
Аннотация

Цель. Оценить динамику фенотипов ожирения и их связь с риском развития инфаркта миокарда (ИМ) за 13-летний период наблюдения.

Материал и методы. Исследование выполнено на материале международного проекта HAPIEE (популяционная выборка мужчин и женщин 45-69 лет, n=9360, базовое обследование 2003-2005гг). В анализ включены лица с индексом массы тела (ИМТ) >30 кг/м2: 3197 человек; 857 мужчин (26,8%) и 2340 женщин (73,2%). Для анализа частоты новых случаев ИМ была сформирована выборка 3008 человек без исходного ИМ в анамнезе (752 мужчины и 2256 женщин). Новые случаи ИМ собраны по данным программы ВОЗ “Регистр острого инфаркта миокарда”, проводящейся в НИИТПМ — филиал ИЦиГ СО РАН длительное время; результатам двух повторных обследований (2006-2008гг и 2015¬2017гг) и почтовых опросов когорты в среднем за 13,6 лет наблюдения.

Анализ проведен у лиц с метаболически здоровым фенотипом ожирения (МЗФО). МЗФО определен в соответствии с различными классификациями: 1. (IDF, 2005) — окружность талии (ОТ) >94 см у мужчин и >80 см у женщин и любой компонент метаболического синдрома (МС) по IDF или без него; 2. (NCEPATP III, 2001) при наличии 2 или менее компонентов МС и 3. (РКО, 2017) показатель индекса ОТ/окружность бедер (ОБ) <0,9 у мужчин и ОТ/ОБ <0,85 у женщин. Статистический анализ проведен с помощью пакета программ SPSS V.13.0.

Результат. Частота МЗФО в анализируемой выборке по критериям IDF составила 20%, NCEP ATP III — 45%, РКО — 31%. По данным проспективного наблюдения от 51 до 59% лиц с МЗФО в течение 13 лет перешли в метаболически нездоровый фенотип ожирения (МНФО). Женщины чаще сохраняли МЗФО по критериям NCEP ATP III и РКО, а также более часто, чем мужчины, переходили за 13 лет в группу МЗФО из МНФО по критериям IDF и РКО. Относительный риск ИМ у лиц c МНФО в среднем в 2,5 раза выше, чем у лиц с МЗФО: по критериям NCEP ATP III — отношение шансов (ОШ) =1,9 (95% доверительный интервал (ДИ) 1,2;2,9), у лиц с МНФО по критериям РКО ОШ=3,2 (95% ДИ 1,7;6,1). По критериям IDF не выявлено достоверных различий в частоте развития новых случаев ИМ.

 

Заключение. МЗФО является нестабильным состоянием, так как более половины мужчин и женщин в течение 13 лет наблюдения переходит в МНФО. Относительный риск ИМ в группе с МНФО выше, чем в группе с МЗФО: по критериям NCEP ATP III — ОШ=1,9 (95% ДИ 1,2;2,9), по критериям РКО ОШ=3,2 (95% ДИ 1,7;6,1).

115-120 90
Аннотация

Цель. Выявление ассоциаций потребления полифенольных соединений в целом, а также их отдельных классов, с риском развития артериальной гипертензии (АГ) в популяции жителей г. Новосибирска возрастной группы 45-69 лет.

Материал и методы. В 2003-2005гг проведено эпидемиологическое обследование населения 45-69 лет Новосибирска (международный проект HAPIEE “Детерминанты сердечно-сосудистых заболеваний в Восточной Европе: многоцентровое когортное исследование”. Обследовано 9360 человек (4266 мужчин и 5094 женщины). Средний возраст обследованных 576 года. Оценку питания проводили с использованием полуколичественного частотного вопросника Food Frequency Questionnaire (FFQ). Для оценки содержания полифенольных соединений и их подклассов использована Европейская база Phenol-Explorer 3.6. В структуре каждой группы продукта были учтены привычки питания сибирской популяции, типично употребляемые продукты. АГ диагностировали при уровнях систолического артериального давления (САД) >140 мм рт.ст. и/или диастолического артериального давления (ДАД) >90 мм рт.ст., а также у лиц, имеющих нормальные значения артериального давления на фоне приема гипотензивных препаратов в течение последних двух недель до настоящего обследования.

Результаты. Риск развития АГ в квартиле с самым высоким суммарным потреблением полифенольных соединений у мужчин на 33% меньше, чем в квартиле с самым низким потреблением, отношение шансов (ОШ) 0,67 (доверительный интервал (ДИ) 0,56-0,79), P=0,004, а у женщин, соответственно, на 37% меньше ОШ 0,63 (ДИ 0,54-0,74), P<0,001. Для отдельных классов полифенольных соединений: самый высокий уровень потребления флавоноидов предполагает снижение риска развития АГ у мужчин на 33% ОШ 0,67 (ДИ 0,57-0,80), P<0,001 и у женщин на 39% (ОШ 0,61, ДИ 0,57-0,71), P=0,002. Как для мужчин, так и для женщин вероятность развития АГ в квартиле потребления фенольных кислот ниже на 21% (ОШ 0,79, ДИ 0,66-0,94, P=0,002) и 16% (ОШ 0,84, ДИ 0,72-0,99, P<0,001), соответственно. У мужчин также значимо потребление подкласса других полифенолов (риск при максимальном употреблении снижается на 18%, ОШ 0,84 (ДИ 0,69-0,98), P=0,018).

Заключение. В популяции г. Новосибирска (возрастная группа 45-69 лет) высокие уровни потребления полифенолов в целом, а также таких подклассов, как флавоноиды и фенольные кислоты, ассоциируются со снижением риска развития АГ.

КЛИНИКА И ФАРМАКОТЕРАПИЯ

122-130 152
Аннотация

Достижение целевого артериального давления (АД) — одна из ключевых стратегий профилактики сердечно-сосудистых осложнений у пациентов с артериальной гипертонией (АГ).

Цель. Изучение сравнительных антигипертензивных эффектов комбинации азилсартана медоксомила (АЗМ) с хлорталидоном (ХТД) или индапамидом-ретард (ИНД-ретард) у пациентов с АГ в реальной клинической практике. Материал и методы. В открытое сравнительное исследование включено 50 пациентов с АГ, не контролируемой на предшествующей антигипертензивной терапии, рандомизированных к приему комбинации АЗМ с ХТД (Эдарби Кло 40/12,5 мг) или ИНД-ретард (Эдарби 40 мг + индапамид-ретард 1,5 мг) в течение 4 нед., после чего пациентам, не достигшим целевого АД <140/<90 мм рт.ст., была интенсифицирована доза исследуемого препарата: в первой группе — увеличение дозы ХТД до 25 мг, во второй — увеличение дозы АЗМ до 80 мг. Период наблюдения составил 12 нед. Эффективность терапии оценивали по достижению целевого клинического АД, динамике периферического и центрального АД при суточном мониторировании АД. Результаты считались статистически достоверными при p<0,05.

Результаты. Через 12 нед. 88% пациентов первой группы и 72% пациентов второй группы достигли целевого клинического АД. Среднесуточное АД в первой группе снизилось на 19,3/11,1 мм рт.ст., во второй — на 17,1/9,7 мм рт.ст.; среднее дневное периферического АД — на 20,1/11,4 мм рт.ст. и 19,1/9,9 мм рт.ст.; среднее ночное периферическое АД — на 19,5/9,1 мм рт.ст. и 17,6/8,9 мм рт.ст., соответственно (р<0,05). Среднесуточного АД <130/<80 мм рт.ст. достигли 40% пациентов, получавших терапию комбинацией АЗМ/ХТД по сравнению с 32% получавшими комбинацию АЗМ + ИНД-ретард (р<0,05). В обеих группах отмечено увеличение доли дипперов (с 60 до 64% и с 58 до 62%, соответственно, р<0,05).

Заключение. У пациентов с неконтролируемой АГ терапия комбинацией АЗМ с ХТД по сравнению с ИНД-ретард сопровождается более выраженным антигипертензивным эффектом в отношении клинического и суточного периферического АД, а также нормализацией суточного профиля систолического АД.

МНЕНИЕ ПО ПРОБЛЕМЕ

131-134 90
Аннотация

Несмотря на снижение сердечно-сосудистой смертности в России за последние 15 лет, актуальным остается изучение возможностей еще большего ее снижения. И в этом основную роль играют профилактические мероприятия по снижению факторов риска сердечно-сосудистой патологии. Однако прежде чем разрабатывать профилактические мероприятия, нужно изучить распространенность и структуру факторов риска в конкретном регионе, поскольку Россия — огромная страна и каждый ее регион отличен от другого. В изучении данного вопроса поистине бесценны данные масштабных эпидемиологических исследований, проведение которых очень сложно в организационном плане. В настоящей статье представлен собственный опыт успешной организации регионального этапа эпидемиологического исследования.

136-142 131
Аннотация

В настоящей статье представлен клинический случай пациента с системным наследственным транстиретиновым амилоидозом. Показаны трудности диагностики и дифференциальной диагностики этого заболевания у пациента с артериальной гипертензией, клиникой стенокардии, поражением коронарных артерий, нарушениями сердечного ритма и проводимости, кардиомегалией, сердечной недостаточностью и почечной дисфункцией, что потребовало комплексного подхода с применением методов рутинного клинико-лабораторного обследования, а также ядерной кардиологии, морфологического исследования и молекулярной ДНК-диагностики.

ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

143-148 116
Аннотация

В обзоре приведены современные данные по распространенности артериальной гипертензии (АГ) и желчнокаменной болезни (ЖКБ). Показана неоднородность сведений о зависимости между сердечно-сосудистыми заболеваниями, АГ и ЖКБ. По нашим данным, в Новосибирске в популяционной выборке женщин 25-64 лет с ЖКБ и без ЖКБ (n=870) распространенность АГ (по критериям АД >160/95, проект ВОЗ МОНИКА, 1994-1995гг) составляла 41,6% и 31,3%, p<0,05. В этой женской популяции в целом (n=1663) распространенность АГ составляла 30,8%. Но с критериями АД >140/90 соответствующие цифры распространенности АГ были схожими: 55,4%, 471% и 49,0%. Представлены доказательства связи между ЖКБ и толщиной “интима-медиа” сонных артерий как маркера атеросклероза, освещены основные механизмы, ответственные за развитие АГ при ЖКБ. Сопоставлены гастроэнтерологическая симптоматика, показатели АД, липидов крови, качества жизни, которые были хуже у коморбидных больных ЖКБ и АГ, чем при ЖКБ или АГ. Показана целесообразность активного подхода к выявлению ЖКБ и АГ в аспекте их вклада в сердечно-сосудистый прогноз.

ЮБИЛЕЙ

 
149-150 56
Аннотация

10 июня 2019г исполнилось 90 лет со дня рождения академика Российской академии наук Евгения Ивановича Чазова.

КЛИНИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

ПРИЛОЖЕНИЕ



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1560-4071 (Print)
ISSN 2618-7620 (Online)