Preview

Российский кардиологический журнал

Расширенный поиск
№ 4 (2015)
Скачать выпуск PDF ()
https://doi.org/10.15829/1560-4071-2015-4

Артериальная гипертония

7-12 173
Аннотация

Соблюдение рекомендованной схемы лечения является значимым компонентом Приверженности к антигипертензивной терапии (АГТ), который ассоциирован с эффективностью лечения и целесообразностью расходования ограниченных ресурсов здравоохранения.
Цель. Изучение изменений схемы медикаментозной терапии пациентов с артериальной гипертонией (АГ), впервые обратившихся в специализированное кардиологическое учреждение, в течение 6 месяцев с момента обращения с определением факторов, ассоциированных с изменением схемы лечения.
Материал и методы. Исследование включало два этапа. На первом этапе, на базе одного из окружных кардиодиспансеров г. Москвы (КД) из числа пациентов с АГ, впервые обратившихся за консультацией (с января по декабрь) к врачу-кардиологу была сформирована первичная выборка участников исследования с последующим заполнением экспертных карт по данным первичной медицинской документации (п=1766). Второй этап представлял собой телефонный опрос через 6 месяцев после первичного приема (п=1419). Результаты. Анализ приверженности к АГТ показал, что пациенты специализированного кардиологического учреждения характеризуются низким уровнем соблюдения врачебных рекомендаций по схеме лечения, через 6 месяцев только 25,1% принимали рекомендованные кардиологом препараты. Более половины пациентов (52,4%), изменивших схему лечения, сделали это самостоятельно, без рекомендаций врача, а среди причин изменения схемы лечения основной оказалось недоверие рекомендованной врачом схеме лечения (48,6%). Вероятность изменения рекомендованной кардиологом схемы АГТ достоверно ассоциировалась с такими факторами как возможность получения препаратов в рамках дополнительного льготного обеспечения (ОШ 2,4), наличие ишемической болезни сердца (ОШ 2,0), стаж АГ более 5 лет (ОШ 1,5,) гипертонические кризы (ОШ 1,9), прием трех и более сердечно-сосудистых препаратов (ОШ 2,4), а также отсутствие в схеме АГТ фиксированных комбинаций (ОШ 1,4).
Заключение. Пациенты специализированного кардиологического учреждения характеризуются низким уровнем соблюдения врачебных рекомендаций
по схеме лечения в течение 6 месяцев, коррекцию схемы лечения более половины пациентов проводят самостоятельно, а основной мотивацией для принятия решения об изменении схемы лечения оказалось недоверие лечащему врачу.

13-17 459
Аннотация

Цель. Оценить особенности ремоделирования миокарда у спортсменов-тяжелоатлетов в зависимости от факта наличия артериальной гипертензии (АГ). Материал и методы. В исследование включено 80 тяжелоатлетов в возрасте 21,0(18,5-25,0) год. В группу атлетов с АГ вошло 42 (52,5%) мужчины, в группу без АГ — 38 (47,5%). Обследование включало офисное измерение АД, суточное мониторирование АД (СМАД), эхокардиографию (ЭхоКГ). Результаты. В группе спортсменов с АГ индекс массы миокарда левого желудочка (ИММЛЖ), размеры левого предсердия (ЛП), конечно-диастоли-ческий размер (КДР), толщина межжелудочковой перегородки (МЖП) задней стенки левого желудочка (ЗСЛЖ) были достоверно больше, чем в группе с нормальным АД. Гипертрофия левого желудочка (ГЛЖ) (ИММЛЖ >115 г/м2) определялась у 8 (19,0%) атлетов с АГ и у 5 (13,1%) — без АГ. По данным корреляционного и регрессионного анализа было выявлено, что толщина стенок левого желудочка, ИММЛЖ, размер ЛП тесно связаны со средними значениями САД и ДАД в течение суток, включая дневные и ночные показатели и значение пульсового давления. У тяжелоатлетов с АГ получена статистически значимая положительная связь между размером Л П и пульсовым давлением (г=0,47; р=0,0001). Диастолическая дисфункция левого желудочка (ДДЛЖ) определялась у 12 (15%) атлетов, все они имели АГ. Среди спортсменов с признаками диастолической дисфункции нормальная геометрия ЛЖ была выявлена у 5 (41,6%) человек, концентрическое ремоделирование — у 1 (8,3%) атлета, концентрическая гипертрофия — у 3 (25%) и эксцентрическая гипертрофия миокарда — у 3 (25%) тяжелоатлетов.
Заключение. Патологические формы ремоделирования ЛЖ (концентрическая и эксцентрическая гипертрофия) достоверно чаще выявляются у спортсменов с АГ. АГ определяет появление диастолической дисфункции левого желудочка у тяжелоатлетов. У спортсменов без АГ отсутствует нарушение диастолической функции вне зависимости от наличия ГЛЖ.

18-22 198
Аннотация

Цель. Установить выраженность агрегации клеток крови и особенности анти-агрегационного контроля сосудов у лиц с артериальной гипертонией и дисли-пидемией.
Материал и методы. Работа проведена на 380 больных артериальной гипертонией 1-2 степени, риск 4 с дислипидемией Пб типа, среднего возраста. Контроль представлен 26 здоровыми людьми аналогичного возраста. Исследования велись с применением биохимических, гематологических и статистических методов исследования.
Результаты. У обследованных пациентов с артериальной гипертонией и дислипидемией отмечено ослабление антиоксидантной защиты плазмы с активацией в ней процессов перекисного окисления липидов, в значительной мере стимулирующих форменные элементы крови и вызывающих альтерацию сосудистой стенки. У наблюдаемых лиц обнаружено выраженное усиление агрегации эритроцитов, тромбоцитов и нейтрофилов. При этом у больных установлено ослабление контроля со стороны сосудистой стенки над возросшей агрегационной способностью форменных элементов крови. Заключение. При сочетании артериальной гипертонии с дислипидемией отмечается избыточная агрегация эритроцитов, тромбоцитов и нейтрофилов при ослаблении дезагрегирующего контроля над нею со стороны сосудистой

23-26 179
Аннотация

Цель. Изучить связь между нарушением суточных профилей АД у больных АГ, резистентной к медикаментозной терапии, и структурно-функциональными изменениями сердца до и после симпатической денервации почек. Материал и методы. В исследование включено 53 пациента (25 женщин и 28 мужчин) с диагнозом ГБ 11-111 стадии, резистентной к медикаментозной терапии. Среднее количество постоянно принимаемых гипотензивных препаратов — 4,09±1,16. Исходный уровень офисного САД для всех больных — 176,3±19,9 мм рт.ст, поданным СМАД— 158,2±14,5 мм рт.ст, масса миокарда левого желудочка (ММЛЖ) — 275,3±91,9г. Всем пациентам на основании добровольного информированного согласия проводилась ренальная денерва-ция почек эндоваскулярным катетером. Анализировались данные 46 человек (87%), обследованных через 6 месяцев после аблации. Всем больным до и после денервации выполнялось измерение офисных цифр АД, суточное мониторирование давления, эхокардиография.
Результаты. В зависимости от степени выраженности гипотензивного эффекта после денервации, все больные были разделены на респондеров (35 человек), нереспондеров (11 пациентов). Обнаружен исходно более высокий уровень офисного САД и ДАД, вариабельности АД у респондеров. Через 6 месяцев после аблации показатели вариабельности САД и ДАД, уровень среднесуточного САД и ДАД, а также офисные цифры САД и ДАД, СИ были значимо выше у нереспондеров. При сопоставлении показателей СМАД с характером ультразвуковых изменений сердца достоверных различий у пациентов в группах респондеров и нереспондеров обнаружено не было. Заключение. Полученные результаты свидетельствуют о том, что уменьшение гипертрофии левого желудочка у больных с резистентной АГ под влиянием симпатической денервации почек определяется, прежде всего, степенью снижения среднесуточных уровней АД по данным 24-часового мониторирова-ния и в значительно меньшей степени обусловлено динамикой показателя суточного индекса АД.

27-31 168
Аннотация

Цель. Оценка жесткости аорты по данным суточного мониторирования артериального давления у больных артериальной гипертонией пожилого возраста. Материал и методы. Обследовано 58 больных АГ в возрасте от 43 до 82 лет, из них 26 женщин, и 26 здоровых лиц, сопоставимых по возрасту, из них 14 женщин. Больные АГ и здоровые лица разделены на 3 подгруппы по возрасту. Кроме того, больные АГ разделены на 4 подгруппы по уровню потребления соли. Всем обследованным проведено суточное мониторирование артериального давления с определением среднесуточного систолического аортального давления, скорости распространения пульсовой волны в аорте и индекса аугментации в аорте; исследован уровень потребления соли. Результаты. Установлено, что жесткость аорты у больных АГ выше, чем у здоровых сверстников. Выявлено, что с возрастом у больных АГ увеличивается индекс аугментации в аорте. Обнаружено, что увеличение потребления соли до 299 ммоль/сут Na* сопровождается снижением индекса аугментации в аорте. Потребление соли более 300 ммоль/сут Na* сопряжено с увеличением индекса аугментации в аорте.
Заключение. Жесткость аорты увеличивается с возрастом, при воздействии гемодинамических факторов (АД); повышенное потребление соли приводит к уменьшению индекса аугментации в аорте и имеет дозозависи-мый эффект.

32-37 207
Аннотация

Цель. Изучить особенности клинических и генетических факторов риска, показателей офисного измерения АД и СМАД у больных АГ молодого возраста, имевших и не имевших повышение АД в детском и подростковом возрасте.
Материал и методы. Обследованы 54 пациента с АГ в возрасте 18-35 лет (в среднем — 25,3±3,4 лет), из них 27 пациентов имели АГ с 18 лет, 27 пациентов с верифицированной эссенциальной АГ — с детского и подросткового. Контрольную группу составили 26 здоровых добровольцев (в среднем — 25,8±3,7 лет). СМАД проводили с использованием монитора "АВРМ" (Meditech, Венгрия). Определение полиморфизмов генов проводили с помощью ПЦР.
Результаты. У больных АГ с детского и подросткового возраста достоверно чаще выявлялось абдоминальное ожирение по сравнению с группой больных АГ, не имевших повышение АД в детском и подростковом возрасте (55,6% и 25,3%, соответственно, р=0,002). МС у больных АГ с детского и подросткового возраста встречался в два раза чаще по сравнению с группой больных АГ, не имевших повышение АД в детском и подростковом возрасте (51,8% и 25,9%, соответственно, р=0,05). При сравнительном анализе частоты полиморфизмов генов РААС и эндотелиальной NO-синтазы в группе больных АГ, не имевших повышение АД в детском и подростковом возрасте, по сравнению с группой больных АГ с детского и подросткового возраста достоверно чаще встречается генотип Т/М гена/\G7(51,8% и 20,8%, соответственно), а по сравнению с группой контроля генотип D/D гена ЛС£(29,6% и 8%, соответственно) и генотип А/С гена AT1R (48,1% и 20%, соответственно). Заключение. У больных АГ с детского и подросткового возраста чаще встречалось абдоминальное ожирение и метаболический синдром, в то время как у пациентов с АГ, не страдавших гипертонией с детского и подросткового возраста, превалируют генетические факторы, что, вероятно, повлияло на формирование, течение АГуданных групп, страдающих АГ.

38-42 229
Аннотация

Цель. Анализ профессиональной обусловленности интегрального показателя факторов риска артериальной гипертензии (ФРАГ) работающего населения. Материал и методы. В зависимости от условий труда 4800 работников предприятий и учреждений Кемеровской области сгруппированы в 11 профессиональных групп. Для интегральной оценки ФРАГ предложен метод расчета нагрузки ФРАГ, как суммы произведений относительных рисков 17 факторов сердечно-сосудистого риска со значимостью данных факторов в вероятности развития артериальной гипертензии (АГ). Также рассчитывался относительный риск АГ в профессиональных группах; в качестве референсной группы рассматривалась вся выборка (все профессии).
Результаты. По сравнению с общей выборкой 3 профессиональные группы характеризуются высокими нагрузками ФРАГ, в 1 профессии значения нагрузки ФРАГ средние, остальные профессиональные группы характеризуются значительно более низкой нагрузкой ФРАГ. Ранги рисков развития АГ соответствуют рангам нагрузки ФРАГ в профессиональных группах, снижение значений нагрузки ФРАГ сопровождается снижением относительного риска АГ. Корреляционный анализ между рисками развития АГ и нагрузкой ФРАГ в профессиональных группах показал положительную сильную связь, коэффициент корреляции составил 0,83, при р=0,0018.
Заключение. Результаты исследования свидетельствуют об однонаправленной зависимости нагрузки ФРАГ и рисков развития АГ от условий трудовой деятельности. Максимальные значения нагрузки ФРАГ и риски АГ наблюдаются преимущественно в профессиональных группах с незначительной тяжестью трудовой деятельности и уровнями воздействия физических факторов производственной среды, что, по-видимому, отражает влияние профессионального отбора на состояние здоровья работников. Использование представленного метода интегральной оценки ФРАГ возможно на других профессиональных группах и в других условиях формирования общей выборки (географических, социально-экономических, экологических), а также с другими наборами исследуемых факторов сердечно-сосудистого риска.

43-48 179
Аннотация

Цель. Сравнить концентрацию гормона роста, инсулиноподобного фактора роста, а также особенности метаболизма углеводов и жиров у больных с АГ первой степени и обследованных без повышения АД. Выявить зависимость указанных показателей от выраженности ожирения и пола обследованных. Материал и методы. Утром натощакопределяли содержание гормона роста, инсулиноподобного фактора роста, инсулина, глюкозы, общего холестерина, холестерина липопротеидов высокой и низкой плотности, триглицеридов и С-реактивного белка у 43 пациентов с артериальной гипертензией первой степени с наличием избыточной массы тела (18 человек) или ожирения (25 человек), а также у 31 обследованного с оптимальным или нормальным артериальным давлением с избыточной (15 человек) или нормальной (16 человек) массой тела.
Результаты. Содержание гормона роста и его эффектора — инсулиноподобного фактора роста было ниже (р<0,05), а индекс массы тела выше (р<0,001) у пациентов с повышенным артериальным давлением, чем в группе контроля. В основной группе также отмечалась более высокая концентрация инсулина, общего холестерина, триглицеридов и С-реактивного белка. При сопоставлении показателей только у обследованных с избыточной массой тела с повышенным и нормальным артериальным давлением все различия (за исключением концентрации гормона роста) нивелировались. Сравнение вышеназванных параметров у больных с артериальной гипертензией с наличием и отсутствием ожирения также не выявило межгрупповых различий.
Не обнаружено влияние полового диморфизма на секрецию гормона роста и инсулиноподобного фактора роста, а также показатели обмена жиров и углеводов. Для обследованных из верхнего терциля по уровню инсулиноподобного фактора роста было характерно более высокое диастолическое артериальное давление, чем в нижнем терциле

Заключение. Снижение концентрации гормона роста и инсулиноподобного фактора роста, а также изменения метаболизма жиров и углеводов характерны для комбинации артериальной гипертензии первой степени и ожирения, тогда как изолированное повышение артериального давления или развитие ожирения не оказывают существенного влияния на эти параметры.

МЕТАБОЛИЧЕСКИЙ СИНДРОМ

49-54 202
Аннотация

Цель. Создать модель прогнозирования риска коронарного атеросклероза у пациентов с висцеральным ожирением и провести сопоставление созданной модели с известными шкалами Framingham и PROCAM. Материал и методы. В исследование было включено 67 мужчин, 40-65 лет (50,95±6,54 лет) с отсутствием клиники стенокардии и клинических проявлений атеросклероза другой локализации. Пациенты имели общее ожирение I-III степени, ИМТ 35,16±3,32 кг/м и висцеральное ожирение по показателю толщины эпикардиальной жировой ткани >7 мм. В результате проведения коронароангиографии или мультиспиральной компьютерной томографии коронарных артерий были выделены 2 группы сравнения: Группа I (п=25) — пациенты с наличием коронарного атеросклероза, Группа II (п=42) — пациенты с отсутствием коронарного атеросклероза. Для создания шкалы прогнозирования коронарного атеросклероза в качестве регрессионной модели была выбрана регрессия с оптимальным шкалированием. Результаты. Потенциальными предикторами риска коронарного атеросклероза в результате сравнения двух групп стали: наличие артериальной гипертонии, углеводных нарушений, триглицериды, лептин, адипонектин и С-реакти-ный белок. В результате регрессионного анализа каждому предиктору присвоены коэффициенты важности. Величина верных классификаций составила 79,1%, что говорит о хорошей прогностической способности данной регрессионной модели. При использовании шкалы Framingham и PROCAM, информативность прогнозирования наличия субклинического коронарного атеросклероза была на 24,6% и 21,6% ниже, соответственно, чем при использовании созданного нами рискометра.
Заключение. Созданная модель прогнозирования риска у пациентов с висцеральным ожирением позволяет учитывать основные патогенетические механизмы, связывающие ожирение и коронарный атеросклероз.

55-58 376
Аннотация

Метаболический синдром (МС) традиционно ассоциируется с сахарным диабетом 2 типа. Однако, появившиеся в последнее время данные позволяют утверждать, что у пациентов с сахарным диабетом 1 типа (СД 1) также может быть МС, а инсулинорезистентность, как его основа, оказывать свое пагубное влияние на развитие микро- и макрососудистых осложнений. Цель. Изучение распространенности МС среди пациентов СД 1 и его влияние на развитие микро- и макрососудистых осложнений у последних. Материал и методы. Из регистра СД Алтайского края за 2014гбыла сделана выборка пациентов сСД 1, в исследование включено 3190 человек. Все пациенты были разделены на 2 группы: пациенты без МС и с МС. В каждой группе изучалась распространенность микро- и макроангиопатий. Распространенность осложнений проведена отдельно среди мужчин и женщин. Проведена стандартизация показателей распространенности осложнений СД по возрасту и полу.
Результаты. МС у пациентов с СД1 в нашем исследовании встречался у 7,1% пациентов. Среди пациентов с СД 1 МС статистически значимо преобладал у женщин, нежели у мужчин. Группа пациентов с СД1 и МС старше на 13±2,4 года, с более длительным анамнезом СД; среди них выше распространенность кардиометаболических факторов риска. При стандартизации по возрасту и полу наличие МС у пациентов с СД1 статистически значимо увеличивало риск развития ретинопатии, нефропатии, полинейропатии, стенокардии и инфаркта миокарда. Имеются тендерные различия влияния МС на риск развития осложнений СД: среди женщин МС увеличивает риск развития ретинопатии, нефропатии и полинейропатии; среди мужчин — только риск развития макроангиопатий.
Заключение. Наличие МС увеличивает риск развития микро- и макроангиопатий у пациентов с СД 1; имеются тендерные различия влияния МС на осложнения СД 1. Наличие МСу пациентов с СД 1 требует контроля не только гликемии, но и других показателей, связанных с МС.

59-67 188
Аннотация

Цель. Изучить маркеры инсулинорезистентности и адипокинового статуса у пациентов с висцеральным ожирением в динамике госпитального периода инфаркта миокарда и оценить нарушения углеводного обмена через год после перенесенного заболевания.
Материал и методы. Обследовано 94 пациента с инфарктом миокарда (ИМ), тип ожирения определяли по индексу массы тела (ИМТ), объемуталии (ОТ) и площади висцеральной жировой ткани (ВЖТ). На 1-е и 12-е сутки госпитализации определяли содержание глюкозы, инсулина, адипонектина, лептина и индекс инсулинорезистентности (ИР). В течение года после перенесенного заболевания оценивали новые случаи манифестации сахарного диабета второго типа (СД). Результаты. По данным компьютерной томографии 69% пациентов с ИМ имеют висцеральное ожирение (ВО). В отличие от таких показателей ожирения как И МТ и ОТ, площадь ВЖТ наиболее тесно связана с риском развития СД 2 типа. Показано, что если у пациента площадь ВЖТ составляет более 130 см , то вероятность развития СД 2 типа повышается в 3,6 раза. Наличие ИР и гиперлептинемии у пациентов с ВО увеличивает риск развития СД в отдаленном постинфарктном периоде, соответственно, в 3,5 и 3,7 раза, по сравнению с пациентами без ВО.
Заключение. Висцеральное ожирение связано с ИР, увеличением содержания лептина в 5,7 раза и высоким риском развития СД 2 типа через год после перенесенного ИМ.

68-72 167
Аннотация

Цель. Изучить электрокардиографические (ЭКГ) маркеры метаболической кардиомиопатии (МК) и их ассоциации с компонентами и маркерами метаболического синдрома (МС) у мужчин с коронарным атеросклерозом (КА). Материал и методы. В исследование было включено 77 мужчин в возрасте 42-77 лет со стенозирующим КА, верифицированным при проведении корона-роангиографии (КАГ), без острого коронарного синдрома (ОКС) со стабильной стенокардией II-IV Ф К—жителей Западной Сибири. Всем пациентам была проведена запись ЭКГ в покое в 12 стандартных отведениях с последующим кодированием по Минессотскому коду. Анализировались такие ЭКГ маркеры МК, как продолжительность интервала Q-T, корригированный интервал Q-T, смещение сегмента S-T выше изолинии >0,5 мм, депрессия сегмента S-T ниже изолинии >0,5 мм неишемического типа, изменения зубца Т (уплощение или снижение амплитуды), инверсии, синдром TV1>TV6 (амплитуда Т в V1 превышает амплитуду Т в V6), признаки гипертрофии левого желудочка (ГЛЖ), нарушения ритма и проводимости. У всех пациентов были оценены такие компоненты и признаки МС, как объем талии, индекс массы тела, систолическое и диастолическое артериальное давление (САД, ДАД), уровни в крови общего холестерина (ХС), холестерина липопротеинов низкой и высокой плотности (ЛНП-ХС, ЛВП-ХС), С-пептида и глюкозы.
Результаты. У мужчин с КА зарегистрированы следующие ЭКГ маркеры МК: аритмии у 38 человек, ГЛЖ — у 55, синдром TV1 >TV6 — у 24, изменение зубца Т — у 58, повышение сегмента S-T — у 44, депрессия сегмента S-T — у 23, удлинение интервала Q-T — у 5. МС в целом в обследованной группе был зарегистрирован у 80,5% мужчин. Обнаружены положительные корреляционные связи между длительностью интервала Q-T и значениями САД, между ЭКГ признаками ГЛЖ и повышенными уровнями в крови ХС, между повышенным уровнем в крови С-пептида и депрессией сегмента S-T В группе пациентов с КА и с повышенным в крови уровнем С-пептида относительный риск развития депрессии сегмента S-T в 3,3 раза выше, чем у пациентов с нормальным уровнем С-пептида. В группе пациентов с КА и повышенным уровнем ЛНП-ХС относительный риск развития ЭКГ признаков ГЛЖ в 3,8 раз больше, чем при КА и нормальном уровне ЛНП-ХС. Заключение. Таким образом, наличие при коронарном атеросклерозе МС или отдельных его компонентов ассоциировано с наличием некоторых ЭКГ биомаркеров МК, что отражает общность влияния метаболических нарушений на возникновение и развитие этих заболеваний.

73-78 191
Аннотация

Цель. Изучение особенностей формирования метаболического синдрома (МС) у женщин в разные фазы климактерического периода в зависимости от массы тела и типа распределения жировой ткани.
Материал и методы. В исследование было включено 138 женщин климактерического периода: 1-я группа — 52 женщины в пременопаузе, 2-я группа — 86 женщин в периоде ранней постменопаузы. Возраст участниц исследований в 1-й группе составил 49,1 (48,0;51,0) лет, во 2-й группе —53,9 (50,0;56,0) лет. Проводили исследование липидного профиля, МК и углеводного обмена, включая определение С-пептида, ИРИ и индекса HOMA-IR. Методом твердофазного ИФА в плазме крови определяли уровень SHBG и дигидроэпиандро-стерон-сульфат (ДГЭАС). СМАД проводили в течение суток осциллометриче-ским методом.
Результаты. У большинства женщин в постменопаузальном периоде наблюдались неблагоприятные метаболические изменения липидного и углеводного обмена, характерные для МС. Нарушения липидного обмена у женщин выявлялись в периоде менопаузального перехода, но наибольшей выраженности достигали в период ранней постменопаузы. Наибольшие межгрупповые отличия были установлены по уровню ТГ крови и отношении ТГ кХС ЛПВП, ХС не-ЛПВП. Отмечено повышение индекса HOMA-IR у женщин в постменопаузе — 1,49 (0,80-2,2) и 0,82 (0,3-1,4) у.е., соответственно, р<0,05). Выделено два типа МС — МетОНМ и МС при избыточной массе тела с преобладанием второго варианта МСу90,6%женщин. Особенностью клинических проявлений МС с избыточной массой тела является выраженность метаболических и гормональных изменений — высокие уровни ТГ (2,2±1,7 и 1,65±0,3 ммоль/л, р<0,01) и МК (371±84,4 и 342±71,8 мкмоль/л, р<0,05), индекса HOMA-IR (3,9 (1,8;6,0) и 2,8 (1,7;4,5) у.е., р<0,05), соответственно, и снижение уровня SHBG (387,7 (319,7;517,0) и 623,8 (396,3;720,0) нмоль/л, р<0,01); установлено более тяжелое течение АГ.
Заключение. Уровень SHBG, наиболее полно отражает тяжесть гормональных и метаболических нарушений у женщин климактерического периода с МС.

79-83 182
Аннотация

Цель. Изучить уровень галектина 3 и альдостерона в сыворотке крови у пациентов с метаболическим синдромом (МС) и с фибрилляцией предсердий (ФП) для определения их значимости.
Материал и методы. Обследовано 100 пациентов с МС (IDF, 2005), из них 50больныхсФП: 28спароксизмальной и 22с персистирующей формами. Группу контроля составили 50 практически здоровых людей без сердечно-сосудистой патологии и метаболических нарушений. Уровень галектина 3 и альдостерона в сыворотке крови оценивался методом иммуноферментного анализа ELISA. Всем обследованным выполнены антропометрия, исследования липидного спектра и уровня гликемии натощак, трансторакальная эхокардиография. Результаты. Уровень галектина 3 в сыворотке крови у больных с МС в сочетании с ФП выше, чем у пациентов с МС без ФП и выше, чем у здоровых (0,72 [0,44;1,36], 0,44 [0,42;1,22] и 0,32 [0,28;0,42] нг/мл, соответственно; р<0,01). Уровень альдостерона в сыворотке крови в группе МСсФП был также в 2 раза выше, чем у здоровых (202,2±82,4 и 98,4±51,2 пг/мл, р<0,001) и выше, чем в группе МС без ФП (202,2±82,4 и 148,3±73,3 пг/мл, р<0,001). У пациентов с персистирующей формой ФП установлен более высокий уровень галектина 3 и альдостерона в сравнении с больными с пароксизмальной формой. Установлена положительная корреляция между уровнями альдостерона и галектина 3 в сыворотке крови (г=0,521, р<0,001).
Заключение. Маркеры фиброза миокарда галектин 3 и альдостерон в сыворотке крови у больных с фибрилляцией предсердий и метаболическим синдромом выше, чем у пациентов с метаболическим синдромом без данной аритмии и выше, чем у здоровых. При персистирующей форме фибрилляции предсердий уровень галектина 3 и альдостерона выше, чем при пароксизмальной форме.

84-88 165
Аннотация

Цель. Изучить связь уровня NT-proBNP с компонентами метаболического синдрома (МС) и показателями диастолической и систолической функции ЛЖ улице МС.
Материал и методы. Обследовано 148 человек. Основную группу составили лица с МС (100 человек), контрольную группу — лица без МС (48 человек). Обследуемым производилась антропометрия, измерение АД, определение уровня глюкозы, показателей липидного спектра, уровня NT-proBNP и регистрация ЭКГ и ЭхоКГ МС и его компоненты определялись по критериям IDF (2005). Результаты. Пациенты с МС имели более высокий уровень NT-proBNP, чем в контрольной группе (246,5±35,3 пг/мл vs 24,33±4,7 пг/мл, р<0,0001). Выявлено, что диаметр Л П (Р=0,766, р=0,001),ТМЖП (Р=0,29, р=0,04), ОТ (Р=-0,217, р=0,039) и уровень ТГ (Р=-0,22, р=0,04) являются независимыми факторами, связанными с уровнем NT-proBNP. При увеличении степени тяжести диастолической дисфункции ЛЖ увеличивался уровень NT-proBNP. Заключение. NT-proBNP позволяет выявлять пациентов с ранними кардиаль-ными расстройствами среди лиц, имеющих МС.

КЛИНИКА И ФАРМАКОТЕРАПИЯ

89-93 167
Аннотация

Цель. Разработать способ и средства коррекции тревожно-депрессивных нарушений у пациентов с артериальной гипертонией (АГ), ассоциированной с сахарным диабетом (СД) 2 типа.
Материал и методы. В исследование включено 120 пациентов с гипертонической болезнью (ГБ), ассоциированной с СД 2 типа, с недостаточным контролем уровня артериального давления (АД). Пациенты с ГБ имели вторую степень повышения уровня АД на фоне СД 2 типа легкой или средней степени тяжести в стадии компенсации при уровне гликированного гемоглобина 6,25%. Больные имели довольно высокую частоту сопутствующих заболеваний и факторов риска, осложняющих течение АГ. Все больные находились на базисной антигипертензивной терапии, в основном пациенты принимали различные комбинации антигипертензивных средств (бета-блокаторы, ингибиторы АПФ, антагонисты кальция, ингибиторы рецепторов ангиотензина II). Кроме того, пациенты принимали препараты для лечения сопутствующей патологии (гиполипидемические средства, нитраты, сахароснижающие препараты). Обязательным критерием было согласие пациента на участие в исследовании.
Пациентам на амбулаторно-поликлиническом этапе, при первом визите и через 1 год, проводился комплекс мероприятий: сбор анамнеза и уточнение жалоб больного; пальпация и аускультация сердца и крупных сосудов; измерение АД на верхних конечностях по методу Н.С. Короткова; регистрация ЭКГ, проведение ЭхоКГ. Проводился биохимический анализ цельной плазмы, натощак: исследовались уровень глюкозы, гликозилированного гемоглобина, липидный спектр (холестерин, триглицериды, ЛПНП, ЛПВП), показатели свертывающей системы крови (ПИ, АЧТВ, фибриноген), электролиты (К, Мд). Кроме того, пациенты самостоятельно заполняли медицинские вопросники специального назначения. Использовался вопросник HADS и самоопросник депрессий CED-S. И при выявлении у пациентов повышенного уровня тревожных и депрессивных состояний назначался препарат Кудесан® — митохондриальный кофермент — коэнзим Q10 в дозировке 60 мг в сутки в течение двух месяцев. Дозировку препарата рассчитывали согласно инструкции по применению. Результаты. Полученные данные свидетельствуют о том, что клинический эффект был достигнут у пациентов на фоне приема препарата Кудесан®: достоверно положительно изменился психологический статус пациентов — уменьшились проявления депрессии по шкалам специализированных опросников. Оценку влияния данного препарата проводили путем сравнения клинических характеристик после лечения. До лечения сравниваемые клинические данные были идентичны, что подтверждается отсутствием статистически значимых различий между ними (р>0,01).
Заключение. Исследование позволило получить новые данные о том, что включение в стандартный протокол лечения АГ на фоне СД 2 типа лекарственного средства, содержащего коэнзим Q10, оказывает положительный клинический эффект, в частности, заключающийся в значительном снижение систолического и диастолического АД, значительном снижение вариабельности артериального давления, значительном снижении уровня глюкозы и гликозилированного гемоглобина, значительном увеличении уровня Мд в крови. Также отмечено позитивное влияние комплексной терапии на снижение уровня тревоги и депрессии у пациентов с АГ на фоне СД 2 типа.

94-99 286
Аннотация

Цель. Оценить действие комбинированной антигипертензивной терапии амлодипиномсбисопрололом (А/Б) на показатели суточного профиля артериального давления (АД) у больных артериальной гипертензией (АГ), работающих на Крайнем Севере.
Материал и методы. Исследовано 140 больных АГ, которые были разделены на две группы в зависимости от характера их работы: 1-я группа — 72 человека, работающих только в дневную смену; 2-я группа — 68 лиц, работающих посменно, то есть в дневную и ночную смены. Всем пациентам была назначена комбинированная терапия (А/Б) с конечными суточными дозами: в 1-й группе — 8,3±1,3/9,8±1,6 мг/сут., во 2-й — 9,5±1,5/14,5±1,2 мг/сут. Показатели суточного мониторирования АД исследовали исходно, через 4 недели и через 6 месяцев терапии.
Результаты. При комбинированной 6-ти месячной терапии (А/Б) во 2-й группе пациентов с АГ по сравнению с 1-й группой был констатирован меньший процент достижения целевого уровня АД (87,9 и 92,9% человек, соответственно). Показатели "нагрузки давлением" не достигли нормативных значений в обеих группах исследуемых, но были более выражены во 2-й группе, в связи с чем целесообразно назначение данным пациентам 3-го антигипер-тензивного препарата. Отмечалась нормализация вариабельности АД и улучшение утренней динамики АД в обеих группах наблюдения, что снижает риск развития сердечно-сосудистых осложнений. Выявлена хорошая переносимость проведенной терапии.

100-106 174
Аннотация

Соблюдение рекомендованной схемы лечения является значимым компонентом приверженности к антигипертензивной терапии (АГТ), который ассоциирован с эффективностью лечения и целесообразностью расходования ограниченных ресурсов здравоохранения.
Цель. Изучение изменений схемы медикаментозной терапии пациентов с артериальной гипертонией (АГ), впервые обратившихся в специализированное кардиологическое учреждение, в течение 6 месяцев с момента обращения с определением факторов, ассоциированных с изменением схемы лечения.
Материал и методы. Исследование включало два этапа. На первом этапе, на базе одного из окружных кардиодиспансеров г. Москвы (КД) из числа пациентов с АГ, впервые обратившихся за консультацией (с января по декабрь) к врачу-кардиологу была сформирована первичная выборка участников исследования с последующим заполнением экспертных карт по данным первичной медицинской документации (п=1766). Второй этап представлял собой телефонный опрос через 6 месяцев после первичного приема (п=1419). Результаты. Анализ приверженности к АГТ показал, что пациенты специализированного кардиологического учреждения характеризуются низким уровнем соблюдения врачебных рекомендаций по схеме лечения, через 6 месяцев только 25,1% принимали рекомендованные кардиологом препараты. Более половины пациентов (52,4%), изменивших схему лечения, сделали это самостоятельно, без рекомендаций врача, а среди причин изменения схемы лечения основной оказалось недоверие рекомендованной врачом схеме лечения (48,6%). Вероятность изменения рекомендованной кардиологом схемы АГТ достоверно ассоциировалась с такими факторами как возможность получения препаратов в рамках дополнительного льготного обеспечения (ОШ 2,4), наличие ишемической болезни сердца (ОШ 2,0), стаж АГ более 5 лет (ОШ 1,5,) гипертонические кризы (ОШ 1,9), прием трех и более сердечно-сосудистых препаратов (ОШ 2,4), а также отсутствие в схеме АГТ фиксированных комбинаций (ОШ 1,4).
Заключение. Пациенты специализированного кардиологического учреждения характеризуются низким уровнем соблюдения врачебных рекомендаций по схеме лечения в течение 6 месяцев, коррекцию схемы лечения более половины пациентов проводят самостоятельно, а основной мотивацией для принятия решения об изменении схемы лечения оказалось недоверие лечащему врачу.

ОБЗОРЫ ЛИТЕРАТУРЫ

107-110 169
Аннотация

Лептин является регуляторным белком семейства адипокинов, поддерживающим энергетический гомеостаз организма и препятствующий развитию ожирения. Нарушение передачи лептинового сигнала к гипоталамусу приводит к лептинорезистентности и ее грозным осложнениям. Понимание механизмов лептинорезистентности важно для разработки профилактических и лечебных мероприятий, направленных на предотвращение атеросклероза, сахарного диабета, артериальной гипертонии.

111-117 217
Аннотация

Ожирение является одним из основных факторов сердечно-сосудистого риска. Исторически сложившееся представление о взаимосвязи ожирения с сердечно-сосудистыми заболеваниями в последние годы претерпевает изменения с учетом появляющихся результатов новых эпидемиологических и проспективных исследований.
Имеющиеся в настоящее время неоспоримые доказательства являются основой критики определения и классификации ожирения, базирующейся на индексе массы тела, и заставляют обращать внимание на характер распределения жировой ткани, выраженность висцеральной жировой ткани и её функциональные характеристики. Методом, способным обеспечить, вероятно, лучшее прогнозирование кардиометаболического риска при ожирении, является использование прямых методов оценки висцеральной жировой ткани.

118-122 172
Аннотация

В обзоре литературы представлены мнения учёных и результаты исследований относительно молекулярных механизмов патогенеза гестационной гипер-тензии и влияния социальных, психосоматических и анамнестических факторов на этапы формирования патологии.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1560-4071 (Print)
ISSN 2618-7620 (Online)