Preview

Российский кардиологический журнал

Расширенный поиск

Концентрация липопротеида(а) и содержание интерферон γ-продуцирующих Т-хелперов 17 (Тх17/1) в крови мужчин с преждевременной манифестацией ишемической болезни сердца в анамнезе

https://doi.org/10.15829/1560-4071-2022-5046

Полный текст:

Аннотация

Цель. Проанализировать связь показателей липидного спектра крови, включая уровень липопротеида(а) (Лп(а)), субпопуляционного состава циркулирующих CD4+ Т-лимфоцитов с ранним развитием ишемической болезни сердца (ИБС).

Материал и методы. В ретроспективное одномоментное исследование было включено 76 мужчин в возрасте от 40 до 79 лет. Пациенты были разделены на группы: ИБС (58 [54;64] лет, n=56) с манифестацией заболевания до 55 лет и контрольную (62 [57;66] лет, n=20) без ИБС и стенозирующего атеросклероза коронарных и периферических артерий. Статины принимали 51 (91%) и 9 (45%) пациентов в основной и контрольной группе, соответственно. В образцах сыворотки и плазмы были определены показатели липидного спектра и концентрация (Лп(а)). Фенотипирование клеток проводили методом прямой иммунофлуоресценции в культуре мононуклеарных лейкоцитов, выделенных из крови; для определения цитокинов клетки активировали in vitro в присутствии блокатора внутриклеточного транспорта секреторных белков. Флуоресценцию клеток определяли с помощью цитофлуориметрии в потоке.

Результаты. Пациенты обеих групп были сопоставимы по возрасту, индексу массы тела, частоте артериальной гипертензии и сахарного диабета. Концентрация Лп(а) в крови была выше в группе с ИБС по сравнению с контрольной (49 [10;102] мг/дл vs 12 [4,3;32] мг/дл, p<0,05). Содержание интерферон γ-продуцирующих Т-хелперов 17 (Тх17/1) также было выше в группе ИБС (19 [15;24]% vs 13 [11;22]% от Тх17, p=0,05). Согласно данным логистического регрессионного анализа повышенная концентрация Лп(а) (≥30 мг/дл) и относительное количество Тх17/1 (>14% от Тх17) независимо друг от друга, уровня холестерина атерогенных липопротеидов, классических факторов риска и приема статинов ассоциировались с преждевременным развитием ИБС в общей группе пациентов с отношением шансов (ОШ) 4,6 (95% доверительный интервал (ДИ) 1,1-20,2) и 10,9 (2,1-56,7), р<0,05, соответственно. Сочетание концентрации Лп(а) >30 мг/дл и Тх17/1 >14% многократно увеличивало шансы ранней манифестации ИБС (ОШ 28,0, 95% ДИ 4,31-181,75, р=0,0005).

Заключение. Впервые показано, что повышенная концентрация Лп(а) на фоне увеличенного содержания Тх17/1 связана с преждевременным развитием стенозирующего атеросклероза коронарных артерий и ранней манифестацией ИБС у мужчин.

Для цитирования:


Филатова А.Ю., Афанасьева О.И., Арефьева Т.И., Клесарева Е.А., Тюрина А.В., Ежов М.В., Покровский С.Н. Концентрация липопротеида(а) и содержание интерферон γ-продуцирующих Т-хелперов 17 (Тх17/1) в крови мужчин с преждевременной манифестацией ишемической болезни сердца в анамнезе. Российский кардиологический журнал. 2022;27(6):5046. https://doi.org/10.15829/1560-4071-2022-5046

For citation:


Filatova A.Yu., Afanasieva O.I., Arefieva T.I., Klesareva E.A., Tyurina A.V., Ezhov M.V., Pokrovsky S.N. Lipoprotein(a) concentration and the blood content of INFγ-producing T-helpers 17 (Th17/1) in males with premature coronary artery disease. Russian Journal of Cardiology. 2022;27(6):5046. (In Russ.) https://doi.org/10.15829/1560-4071-2022-5046

Атеросклероз представляет собой хроническое воспалительное заболевание артерий, развивающееся вследствие инфильтрации атерогенными липопротеидами субэндотелиального слоя сосудистой стенки, и является причиной сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), таких как ишемическая болезнь сердца (ИБС), нарушение мозгового кровообращения, заболевания периферических артерий.

Нарушения липидного обмена или дислипидемии являются основной причиной развития атеросклероза. Повышенный уровень в кровотоке липопротеида(а) (Лп(а)) встречается примерно у 20% населения и ассоциирован с атеросклеротическими ССЗ и остаточным риском сердечно-сосудистых осложнений [1]. Гиперлипопротеидемия(а) вносит непосредственный вклад в погрешность измерений параметров липидного профиля и является частой причиной ошибочной постановки диагноза семейной гиперхолестеринемии [2]. Нарушения липидного спектра крови могут сопровождаться изменениями в составе циркулирующих иммунных клеток. Так, у больных с гиперлипопротеидемией(а) и стенозирующим трехсосудистым поражением коронарных артерий было показано увеличение содержания в крови провоспалительных CD16+ моноцитов [3].

Согласно современным представлениям, атеросклероз является следствием хронического воспалительного процесса, индуцированного накоплением атерогенных липопротеидов в артериальной стенке и активацией иммунных клеток. Различные популяции CD4+ Т-лимфоцитов играют неоднозначную роль в атерогенезе. Т-хелперы 1 типа (Тх1) продуцируют провоспалительные цитокины (интерферон (ИНФ)γ, фактор некроза опухоли, лимфотоксин, интерлейкины -2, -12, -18) и т.о. способствуют прогрессированию атеросклероза [4]. Регуляторные Т-клетки (Трег) подавляют избыточный иммуновоспалительный ответ, их протективная роль при ССЗ подтверждена многочисленными исследованиями [5]. В последние годы активное внимание уделяется изучению вклада Т-хелперов (Тх) 17 в патогенез атеросклероза. Продуцируемый ими интерлейкин-17 способен активировать клетки неспецифического иммунитета [6], прежде всего, нейтрофильные гранулоциты. Ранее нами была показана взаимосвязь повышенного количества Тх17 и увеличение соотношения Тх17/Трег у пациентов с тяжелым атеросклеротическим поражением коронарных и сонных артерий [7-9]. Субпопуляция ИНФγ-продуцирующих Т-хелперов 17 (Тх17/1) обладает наиболее выраженным провоспалительным потенциалом, т.к. дополнительно продуцируемый ими ИНФγ является мощным активатором моноцитов/макрофагов [6]. Доказан вклад Тх17/1 в патогенез аутоиммунных заболеваний [10-12]; при атеросклерозе данная популяция не изучалась.

В настоящем исследовании мы проанализировали взаимосвязь раннего развития ИБС с концентрацией Лп(а), показателями липидного спектра и содержанием субпопуляций Т-лимфоцитов с про- и противовоспалительными свойствами.

Материал и методы

В ретроспективное одномоментное исследование было включено 76 мужчин в возрасте от 40 до 79 лет, наблюдавшихся или обратившихся в НМИЦК им. акад. Е. И. Чазова. Группу исследования составили пациенты со стенозирующим коронарным атеросклерозом и преждевременной (до 55 лет) манифестацией ИБС в анамнезе (n=56). В данную группу включались пациенты при соблюдении следующих условий: выявленное по данным первичной коронарной ангиографии стенозирование в одной или нескольких коронарных артериях ≥50%, верифицированная при нагрузочном тестировании ишемия миокарда или наличие в анамнезе данных о реваскуляризации миокарда или перенесённом инфаркте миокарда, подтвержденного документально. Контрольную группу составили пациенты без ИБС и стенозирующего атеросклероза коронарных и периферических артерий (n=20).

Исследование было выполнено в соответствии с принципами Хельсинкской Декларации. Протокол исследования был одобрен Этическим комитетом ФГБУ “НМИЦК им. акад. Е.И. Чазова” Минздрава России (протокол № 251 от 25.11.2019). Все включенные пациенты дали письменное согласие на участие в исследовании.

Критериями исключения являлись: острый коронарный синдром, инфекционно-воспалительные заболевания в предшествующие 3 мес.; хроническая сердечная недостаточность III-IV функционального класса; системные заболевания соединительной ткани; хроническая болезнь почек IV или V стадии; выраженная дисфункция щитовидной железы (тиреотропный гормон в 2 раза ниже нижней границы нормы или в 2 раза выше верхней границы нормы); острый гепатит, цирроз печени; терапия, влияющая на уровень Лп(а) (аферез, никотиновая кислота, ингибиторы PCSK9, глюкокортикоиды, половые гормоны).

На момент включения в исследование все пациенты получали рекомендованную для больных атеросклерозом терапию: бета-блокаторы, аспирин/клопидогрел, ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента/сартаны).

Иммунофенотипирование лимфоцитов периферической крови проводили методом прямой иммунофлуоресценции с использованием флуоресцентно меченных антител к антигенам CD45, CD3, CD4, Foxp3, INFγ, IL17 и наборов для фиксации/пермеабилизации клеток, в соответствии с инструкциями производителей (“Thermo Fisher Scientific”, “R&DSystems”, “BD Immunocytometry Systems”, США). Мононуклеарные лейкоциты получали путем центрифугирования образцов крови в градиенте плотности фиколл-верографин (1,077 г/см3) и активировали в культуре в присутствии форболмиристатацетата, иономицина и брефельдина А (“Sigma-Aldrich”, США). Клетки последовательно окрашивали антителами к поверхностным и внутриклеточным белкам после фиксации и пермеабилизации. Связывание антител оценивали методом проточной цитометрии на приборах FACS Сalibur и FACS Canto (“BD Immunocytometry Systems”, США). Лимфоциты выделяли по параметрам светорассеяния и экспрессии CD45. Определялись следующие показатели клеточного иммунитета: количество Т-лимфоцитов, хелперных CD3+CD4+ Т-лимфоцитов, CD4+INFγ+ Тх1, CD4+Foxp3+ регуляторных Т-клеток, CD4+IL17+ Тх17, CD4+IL17+INFγ+ Тх17/1.

Концентрацию общего холестерина (ОХС), триглицеридов (ТГ), холестерина липопротеидов высокой плотности (ХС ЛВП) определяли в сыворотке крови всех пациентов ферментативным колориметрическим методом на анализаторе Architect C-8000 (Abbott, США). Концентрацию холестерина всех фракций атерогенных липопротеидов (ХС неЛВП) рассчитывали по формуле ХС неЛВП = ОХС — ХС ЛВП; холестерина липопротеидов низкой плотности (ХС ЛНП) рассчитывали по формуле МартинаХопкинса: ХС ЛНП = ХС неЛВП — ТГ/f, где f — коэффициент соотношения ТГ/ХС ЛОНП. При расчете концентрации ХС ЛНП, корригированного по уровню ХС, входящего в состав Лп(а), использовали модификацию Далена ХС ЛНПкорр = ХС ЛНП — Лп(а) × 0,3/38,7. В сыворотке крови всех пациентов измеряли концентрацию Лп(а) методом иммуноферментного анализа с использованием моноспецифических поликлональных антител барана против Лп(а) человека.

Статистический анализ данных. Ввиду небольшого объема выборки и отсутствия нормального распределения для большинства исследованных показателей применяли непараметрические методы анализа. Данные представлены как медиана (25-й процентиль; 75-й процентиль). Для сопоставления групп по качественным признакам использовали двусторонний критерий Фишера. Для анализа взаимосвязи исследуемых параметров использовали метод Спирмена. Пороговые значения Лп(а) и показателей клеточного иммунитета в отношении предсказания ранней манифестации ИБС, определение их чувствительности и специфичности получены при построении кривых операционных характеристик (ROC-анализ). Логистический регрессионный анализ выполняли для выявления взаимосвязи между изучаемыми показателями с ранней манифестацией ИБС. При создании модели также учитывалось отсутствие внутренних корреляционных связей между оцениваемыми параметрами. Различия считались статистически достоверными при р<0,05.

Результаты

Клинико-лабораторная и иммунологическая характеристика пациентов представлена в таблице 1. Группы пациентов были сопоставимы по возрасту, индексу массы тела, наличию у них артериальной гипертензии и сахарного диабета. Пациенты с преждевременной манифестацией ИБС в анамнезе чаще принимали статины. Концентрация глюкозы в крови у пациентов данной группы была выше, а содержание ОХС, ХС ЛВП и ХС ЛНПкорр ниже, по сравнению с контролем. Медиана концентрации Лп(а) в группе мужчин с преждевременным развитием ИБС в анамнезе четырехкратно превышала этот показатель в контрольной группе.

Таблица 1

Клинико-лабораторная характеристика пациентов с ранней манифестацией ИБС в анамнезе и пациентов без ИБС и стенозирующего атеросклероза коронарных и периферических артерий


Примечание: данные представлены как медиана [25-й;75-й перцентиль] или n (%).
Сокращения: ВСА — восходящая сонная артерия, ИБС — ишемическая болезнь сердца, Лп(а) — липопротеид(а), ОСА — общая сонная артерия, ОХС — общий холестерин, Трег — регуляторные Т-клетки, Тх — Т-хелперы, ХС ЛВП — холестерин липопротеидов высокой плотности, ХС ЛНП — холестерин липопротеидов низкой плотности, ХС ЛНПкорр — холестерин липопротеидов низкой плотности, корригированный по уровню холестерина, входящего в состав Лп(а), ХС неЛВП — холестерин всех фракций атерогенных липопротеидов.

Относительное содержание Тх17/1 было выше в группе ИБС по сравнению с контролем. По другим исследованным иммунологическим параметрам, количество CD3+CD4+ Т-хелперов, Тх1, Тх17 и Трег, группы не различались.

Концентрация Лп(а) >35 мг/дл с чувствительностью 61% и специфичностью 80%, также как и содержание Тх17/1 >14% от Тх17 с чувствительностью 80% и специфичностью 55%, ассоциировались с ранней манифестацией ИБС в анамнезе согласно результатам проведенного ROC-анализа (рис. 1). Согласно последним евразийским рекомендациям 2020г концентрация Лп(а) 30 мг/дл принята за границу нормы у больных высокого и очень высокого риска. Концентрация Лп(а) ≥30 мг/дл ассоциировалась с наличием ранней ИБС в анамнезе с чувствительностью 61% и  специфичностью 75% и  была использована при дальнейшем анализе.

Рис. 1. Анализ кривых операционных характеристик связи концентрации Лп(а) (А) и Тх17/1 (Б) с ранней манифестацией ИБС в анамнезе.
Сокращения: Лп(а) — липопротеид(а), Тх — Т-хелперы.

У пациентов с  концентрацией холестерина атерогенных липопротеидов ниже медианы,  — ХС ЛНПкорр <2 ммоль/л и ХС неЛВП <3,2 ммоль/л, — количество Тх17/1 ассоциировалось с наличием ранней манифестации ИБС в  анамнезе (r=0,33 р=0,03 и  r=0,41, р=0,01, соответственно), в  то время как у  пациентов с  уровнем ХС ЛНПкорр >2  ммоль/л или ХС неЛВП >3  ммоль/л данная взаимосвязь была менее выраженной и  статистически не значимой (r=0,21, р=0,24 и r=0,11, р=0,11, соответственно).

Концентрация Лп(а) ≥30  мг/дл (отношение шансов (ОШ) 5,0 при 95% доверительном интервале (ДИ) 1,59-15,75, р=0,006), также как относительное содержание Тх17/1 >14% (ОШ 5,0 при 95% ДИ 1,66-15,02, р=0,004) ассоциируется с  наличием преждевременной манифестации ИБС в анамнезе в общей когорте пациентов. Сочетание повышенной концентрации Лп(а) на фоне повышенного содержания Тх17/1 ассоциировалось с многократным увеличением шансов преждевременной манифестации ИБС в  анамнезе (ОШ 28,0 при 95% ДИ 4,31-181,75, р=0,0005) (рис. 2).

Рис. 2. ОШ преждевременной манифестации ИБС для пациентов с различными уровнями Лп(а) и Тх17/1, а также их комбинации.
Сокращения: Лп(а) — липопротеид(а), Тх — Т-хелперы.

Увеличение концентрации Лп(а) на 10 мг/дл и содержания Тх17/1 (% от Тх17) на 1% в  крови ассоциировалось с  возрастанием шансов наличия в  анамнезе преждевременного развития атеросклероза на 19% (ОШ 1,19 (95% ДИ 1,01-1,39) и на 13% (ОШ 1,13 (95% ДИ 1,03-1,24), соответственно, вне зависимости от возраста и уровня ХС неЛВП. При проведении логистического регрессионного анализа с введением в  модель возраста, наличия у  пациентов артериальной гипертензии, сахарного диабета, ожирения, приема статинов, и ХС неЛВП, повышенная концентрация Лп(а) (≥30 мг/дл) и содержание Тх17/1 (>14% от Тх17) оставались независимыми факторами, ассоциированными со значимым повышением шансов ранней манифестации ИБС в  анамнезе (ОШ 4,6 (95% ДИ 1,1-20,2) и  10,9 (2,1-56,7), р<0,05, соответственно), площадь под кривой составила 0,93, что свидетельствовало об очень хорошем качестве модели.

Обсуждение

В одномоментном ретроспективном исследовании мы изучили взаимосвязь повышенной концентрации Лп(а), нерутинных показателей липидного спектра, таких как ХС неЛВП и ХС ЛНПкорр, а также различных субпопуляций CD4+ Т-лимфоцитов с преждевременным развитием ИБС в анамнезе. Для исключения возможного влияния половых различий на проанализированные показатели в настоящее исследование включались только мужчины. В опытную группу были включены пациенты с  преждевременной манифестацией ИБС в  анамнезе, в  контрольную — сопоставимые по возрасту пациенты без ИБС и стенозирующего атеросклероза в коронарных и периферических артериях.

У пациентов с преждевременным развитием ИБС в  анамнезе концентрация ОХС была ниже, а  концентрация глюкозы выше (при сопоставимости групп по частоте встречаемости сахарного диабета II типа). Выявленные различия между группами, по-видимому, обусловлены неодинаковой частотой приема статинов [13]. У  мужчин с  ранней ИБС в анамнезе нами была обнаружена тенденция к снижению уровня циркулирующих Тх1, что может быть обусловлено противовоспалительным эффектом статинов, связанным с подавлением пролиферации эффекторных лимфоцитов [14].

Мы обнаружили более высокий уровень ИНФγпродуцирующих лимфоцитов среди Тх17 в группе пациентов с ранней манифестацией ИБС, данный показатель обладал высокой чувствительностью и умеренной специфичностью. Следует отметить, что обнаруженная нами взаимосвязь содержания Тх17/1 с  ранним развитием ИБС проявлялась преимущественно у  больных на фоне уровня ХС ЛНПкорр <2  ммоль/л и  ХС неЛВП <3,2  ммоль/л. Описанные закономерности совпадают с  ранее представленными нами данными о наибольшем вкладе Тх17 и Трег/ Тх17 в прогрессирование атеросклероза сонных артерий на фоне снижения уровня ХС ЛНП ниже медианы 3,5 ммоль/л [8].

Субпопуляция Т-клеток, способных к  синтезу свойственных для Тх17 и Тх1 цитокинов, была описана недавно и сразу привлекла внимание исследователей как потенциальный триггер иммунных реакций при хронических воспалительных и  аутоиммунных заболеваниях. Тх17/1, как и  Тх17 и  Тх1, обнаружены в спинномозговой жидкости пациентов с рецидивирующим рассеянным склерозом, выявлено расширение этих популяций лимфоцитов в периферической крови пациентов с иммунной тромбоцитопенией [10][12]. В  легочных лаважах пациентов с  саркоидозом продемонстрировано увеличение относительного количества Тх17/1, при этом различий в содержании Тх17 и Тх1 не было выявлено [11]. Можно предположить, что Тх17/1 обладают особыми свойствами по сравнению с другими популяциями эффекторных Т-клеток.

Повышенный уровень Лп(а) является фактором риска (ФР) развития атеросклеротических ССЗ. Согласно нашим результатам, концентрация Лп(а) была значительно выше в  группе мужчин с  преждевременным развитием ИБС в  анамнезе независимо от других ФР, что согласуется с  имеющимися литературными данными [15]. Несмотря на многочисленные исследования, механизм высокой атерогенности Лп(а) не до конца понятен, а  его влияние как на показатель ХС ЛНП, так и на риски развития ССЗ, недооценивается не только в  России, но и  за рубежом. Полученные нами результаты наглядно показывают, что Лп(а) является независимым ФР раннего развития ИБС, и  подтверждает необходимость измерения концентрации Лп(а) у  каждого пациента хотя бы один раз для оценки жизненного риска, как это было сформулировано в  последних Российских рекомендациях Евразийской ассоциации кардиологов и  Национального общества по изучению атеросклероза для “диагностики и  коррекции нарушений липидного обмена с  целью профилактики и  лечения атеросклероза” 2020г. Потенцирующая взаимосвязь между Лп(а) и  минорными субпопуляциями Т-клеток была обнаружена нами ранее — сочетание даже незначительно повышенной концентрации Лп(а) >12,8  мг/дл и  Тх17 >11,4 тыс./мл значительно увеличивало шансы тяжелого поражения коронарных артерий [16]. Результаты данной работы свидетельствуют о  независимом и  потенцирующем друг друга влиянии на преждевременное развитие ИБС сдвигов в  субпопуляционном составе Т-лимфоцитов и концентрации Лп(а), вне зависимости от концентрации других атерогенных липопротеидов, оцениваемых по ХС неЛВП.

Несмотря на накопление знаний о  механизмах развития атеросклероза и расширение возможностей терапии, стабилизировать состояние пациентов удается далеко не всегда. Остаточный (резидуальный) риск сердечно-сосудистых осложнений остается достаточно высоким, несмотря на достижение целевых показателей известных ФР. В силу особенности своей структуры Лп(а) может реализовывать свою “провоспалительную” составляющую через воздействие на иммунные клетки, включая лимфоциты, моноциты и  нейтрофилы, а  также эндотелиальные клетки, инициируя или поддерживая воспалительный процесс в стенке сосуда. Исследование таких “дополнительных” патогенетических механизмов атеросклероза, связывающих различные формы нарушений липидного обмена и иммунные механизмы, является перспективной задачей современных клинических исследований.

Ограничения исследования. Среди ограничений данного исследования можно выделить малое количество пациентов; несопоставимость пациентов по частоте приема статинов как препаратов с доказанными иммунотропными свойствами, что могло повлиять на представленные в  данной работе параметры.

Заключение

Впервые показано, что повышенная концентрация Лп(а) на фоне увеличенного содержания Тх17/1 связана с преждевременным развитием стенозирующего атеросклероза коронарных артерий и ранней манифестацией ИБС у мужчин.

Отношения и деятельность. Исследование выполнено в рамках темы НИР № 121031300186- 2 “Атерогенные липопротеиды и их комплексы с биологически-активными компонентами плазмы крови при прогрессировании атеросклероза” (формирование групп пациентов, определение концентрации Лп(а), липидного спектра) и при поддержке гранта РНФ № 22-25-00051 “Вклад нейтрофильных гранулоцитов в прогрессирование атеросклероза; участие атерогенных липопротеидов в активации клеток” (определение показателей клеточного иммунитета). 

Список литературы

1. Афанасьева О. И., Покровский С. Н. Гиперлипопротеидемия(а) как опасное генетически обусловленное нарушение липидного обмена и фактор риска атеротромбоза и сердечно-сосудистых заболеваний. Российский кардиологический журнал. 2019;(5):101-8. doi:10.15829/1560-4071-2019-5-101-108.

2. Chubykina UV, Ezhov MV, Afanasieva OI, et al. Elevated lipoprotein(a) level influences familial hypercholesterolemia diagnosis. Diseases. 2022;10:6. doi:10.3390/diseases1001000.6.

3. Afanasieva OI, Filatova AYu, Arefieva TI, et al. The association of lipoprotein(a) and circulating monocyte subsets with severe coronary atherosclerosis. JCDD. 2021;8:6. doi:10.3390/jcdd8060063.

4. Saigusa R, Winkels H, Ley K. T cell subsets and functions in atherosclerosis. Nat Rev Cardiol. 2020;17:387-401. doi:10.1038/s41569-020-0352-5.

5. Kuan R, Agrawal DK, Thankam FG. Treg cells in atherosclerosis. Mol Biol Rep. 2021;48:4897-910. doi:10.1007/s11033-021-06483-x.

6. Moser T, Akgun K, Proschmann U, et al. The role of Th17 cells in multiple sclerosis: therapeutic implications. Autoimmun Rev. 2020;19:102647. doi:10.1016/j.autrev.2020.102647.

7. Potekhina AV, Pylaeva EA, Provatorov SI, et al. Treg/Th17 balance in stable CAD patients with different stages of coronary atherosclerosis. Atherosclerosis. 2015;238:17-21. doi:10.1016/j.atherosclerosis.2014.10.088.

8. Филатова А. Ю., Пылаева Е. А., Потехина А. В. и др. Субпопуляционный состав Т-лимфоцитов CD4+ как фактор, способствующий прогрессированию атеросклероза сонных артерий. Кардиология. 2017;57:64-71. doi:10.18565/cardio.2017.4.64-71.

9. Filatova AYu, Pylaeva EA, Ruleva NYu, et al. The severity of internal carotid artery stenosis is associated with the circulating Th17 level. Heliyon. 2020;6:e03856. doi:10.1016/j.heliyon.2020.e03856.

10. Li J, Hua M, Hu X, et al. Dexamethasone suppresses the Th17/1 cell polarization in the CD4+ T cells from patients with primary immune thrombocytopenia. Thromb Res. 2020;190:26-34. doi:10.1016/j.thromres.2020.04.004.

11. Ramstein J, Broos CE, Simpson LJ, et al. IFNγ-producing T-helper 17.1 cells are increased in sarcoidosis and are more prevalent than T-helper type 1 cells. Am J Respir Crit Care Med. 2016;193:1281-91. doi:10.1164/rccm.201507-1499OC.

12. van Langelaar J, van der Vuurst de Vries RM, Janssen M, et al. T helper 17.1 cells associate with multiple sclerosis disease activity: perspectives for early intervention. Brain. 2018;141:1334-49. doi:10.1093/brain/awy069.

13. Yandrapalli S, Malik A, Guber K, et al. Statins and the potential for higher diabetes mellitus risk. Expert Rev Clin Pharmacol. 2019;12:825-30. doi:10.1080/17512433.2019.1659133.

14. Филатова А. Ю., Потехина А. В., Рулева Н. Ю. и др. Влияние аторвастатина и розувастатина у пациентов с атеросклерозом на показатели клеточного иммунитета и на активацию лейкоцитов in vitro. Российский кардиологический журнал. 2018;(8):59-64. doi:10.15829/1560-4071-2018-8-59-64.

15. Reyes-Soffer G, Ginsberg HN, Berglund L, et al. Lipoprotein(a): a genetically determined, causal, and prevalent risk factor for atherosclerotic cardiovascular disease: a scientific statement from the American Heart Association. Arterioscler Thromb Vasc Biol. 2022;42:e48-e60. doi:10.1161/ATV.0000000000000147.

16. Афанасьева О. И., Пылаева Е. А., Клесарева Е. А. и др. Липопротеид(а), аутоантитела к нему и циркулирующие субпопуляции Т-лимфоцитов как независимые факторы риска атеросклероза коронарных артерий. Терапевтический архив. 2016;88:31-8. doi:10.17116/terarkh201688931-38.


Об авторах

А. Ю. Филатова
Национальный медицинский исследовательский центр кардиологии им. акад. Е.И. Чазова Минздрава России
Россия

Филатова Анастасия Юрьевна —кандидат медицинских наук, научный сотрудник лаборатории клеточной иммунологии ИЭК.

Москва.


Конфликт интересов:

Нет



О. И. Афанасьева
Национальный медицинский исследовательский центр кардиологии им. акад. Е.И. Чазова Минздрава России
Россия

Афанасьева Ольга Ильинична — доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории проблем атеросклероза ИЭК.

Москва.


Конфликт интересов:

Нет



Т. И. Арефьева
Национальный медицинский исследовательский центр кардиологии им. акад. Е.И. Чазова Минздрава России
Россия

Арефьева Татьяна Игоревна — доктор биологических наук, главный научный сотрудник, и.о. руководителя лаборатории клеточной иммунологии ИЭК.

Москва.


Конфликт интересов:

Нет



Е. А. Клесарева
Национальный медицинский исследовательский центр кардиологии им. акад. Е.И. Чазова Минздрава России
Россия

Клесарева Елена Александровна — кандидат технических наук, научный сотрудник лаборатории проблем атеросклероза ИЭК.

Москва.


Конфликт интересов:

Нет



А. В. Тюрина
Национальный медицинский исследовательский центр кардиологии им. акад. Е.И. Чазова Минздрава России
Россия

Тюрина Александра Вячеславовна — аспирант отдела проблем атеросклероза ИКК.

Москва.


Конфликт интересов:

Нет



М. В. Ежов
Национальный медицинский исследовательский центр кардиологии им. акад. Е.И. Чазова Минздрава России
Россия

Ежов Марат Владиславович — доктор медицинских наук, профессор, главный научный сотрудник отдела проблем атеросклероза, руководитель лаборатории нарушений липидного обмена ИКК.

Москва.


Конфликт интересов:

Нет



С. Н. Покровский
Национальный медицинский исследовательский центр кардиологии им. акад. Е.И. Чазова Минздрава России
Россия

Покровский Сергей Николаевич — доктор биологических наук, профессор, руководитель лаборатории проблем атеросклероза ИЭК.

Москва.


Конфликт интересов:

Нет



Дополнительные файлы

Рецензия

Для цитирования:


Филатова А.Ю., Афанасьева О.И., Арефьева Т.И., Клесарева Е.А., Тюрина А.В., Ежов М.В., Покровский С.Н. Концентрация липопротеида(а) и содержание интерферон γ-продуцирующих Т-хелперов 17 (Тх17/1) в крови мужчин с преждевременной манифестацией ишемической болезни сердца в анамнезе. Российский кардиологический журнал. 2022;27(6):5046. https://doi.org/10.15829/1560-4071-2022-5046

For citation:


Filatova A.Yu., Afanasieva O.I., Arefieva T.I., Klesareva E.A., Tyurina A.V., Ezhov M.V., Pokrovsky S.N. Lipoprotein(a) concentration and the blood content of INFγ-producing T-helpers 17 (Th17/1) in males with premature coronary artery disease. Russian Journal of Cardiology. 2022;27(6):5046. (In Russ.) https://doi.org/10.15829/1560-4071-2022-5046

Просмотров: 98


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1560-4071 (Print)
ISSN 2618-7620 (Online)