Preview

Российский кардиологический журнал

Расширенный поиск

Какова роль профибротических и провоспалительных факторов в развитии фибрилляции предсердий, ассоциированной с компонентами метаболического синдрома?

https://doi.org/10.15829/1560-4071-2021-4752

Полный текст:

Аннотация

Цель. Определить концентрации биомаркеров фиброза и воспаления в крови у больных с фибрилляцией предсердий (ФП), ассоциированной с компонентами метаболического синдрома (МС).

Материал и методы. В исследование включено 646 обследованных обоих полов в возрасте 35-65 лет: пациенты с ФП и МС (n=142), с ФП без МС (n=113), с МС без ФП (n=175) и группу контроля составили здоровые обследованные без сердечно-сосудистых заболеваний и метаболических нарушений (n=107). Всем обследованным проводились антропометрические и лабораторные исследования. Фиброгенные (альдостерон, галектин-3, TGF-beta1, CTGF) и провоспалительные (СТ-1, IL-6) факторы определялись в сыворотке и плазме крови методом иммуноферментного анализа.

Результаты. Наиболее высокие концентрации биомаркеров фиброза и воспаления выявлены у пациентов с ФП в сочетании с МС. У пациентов с МС без ФП концентрация альдостерона, галектина-3, TGF-beta1, CTGF, СТ-1 и IL-6 также была выше, чем у здоровых обследованных. Уровни альдостерона, СТ-1 и IL-6 у пациентов с ФП были выше при наличии трех и более компонентов МС, а наиболее высокие значения этих показателей выявлены у пациентов с пятью компонентами МС. Наиболее низкие концентрации галектина-3, CTGF и СТ-1 у пациентов с ФП установлены при отсутствии компонентов МС, а при наличии даже 1 компонента МС были значимо выше. Корреляционный анализ позволил установить более сильную связь альдостерона и TGF-beta1 с систолическим артериальным давлением (р=0,493, p<0,0001 и р=0,530, p<0,0001), а CT-1, CTGF и IL-6 в большей степени коррелировали с окружностью талии (р=0,563, p<0,0001; р=0,626, p<0,0001; р=0,480, p<0,0001). Концентрации галектина-3 и CTGF в большей степени положительно коррелировали с увеличением числа компонентов МС. У пациентов с ФП и артериальной гипертензией (АГ), но без абдоминального ожирения (АО) более высокие значения альдостерона (108,1±70,3 пг/мл и 89,3±32,2 пг/мл, р=0,003) и TGF-beta1 (3680,1±1863,3 пг/мл и 1968,1±1611,5 пг/мл, р=0,015) в сыворотке, чем у пациентов с ФП без АГ и без АО. В группе больных с ФП и АО, но без АГ выявлены более высокие концентрации IL-6 (2,9±0,7 пг/мл и 1,9±0,6 пг/мл, р=0,001) и CTGF (162,9±92,2 пг/мл и 116,3±63,4 пг/мл, р=0,0001).

Заключение. Можно полагать, что АГ через систему альдостерона, TGF-beta1, а АО посредством системы цитокинов CT-1 и IL-6 активируют различные механизмы и пути активации ремоделирования миокарда, а интегральные молекулы галектин-3 и CTGF опосредуют их взаимодействия, в особенности, у пациентов с сочетанием нескольких компонентов МС, и способствуют более высокому риску ФП.

Об авторах

В. А. Ионин
Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова Минздрава
Россия

Ионин Валерий Александрович — кандидат медицинских наук, доцент кафедры терапии факультетской с курсом эндокринологии, кардиологии и функциональной диагностики с клиникой, старший научный сотрудник.

Санкт-Петербург.


Конфликт интересов:

Авторы заявляют об отсутствии потенциального конфликта интересов, требующего раскрытия в данной статье.



Е. И. Барашкова
Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова Минздрава
Россия

Барашкова Елизавета Ивановна — клинический ординатор кафедры терапии факультетской с курсом эндокринологии, кардиологии и функциональной диагностики с клиникой.

Санкт-Петербург.


Конфликт интересов:

Авторы заявляют об отсутствии потенциального конфликта интересов, требующего раскрытия в данной статье.



В. А. Павлова
Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова Минздрава
Россия

Павлова Виктория Александровна — клинический ординатор кафедры терапии факультетской с курсом эндокринологии, кардиологии и функциональной диагностики с клиникой.

Санкт-Петербург.


Конфликт интересов:

Авторы заявляют об отсутствии потенциального конфликта интересов, требующего раскрытия в данной статье.



Г. И. Борисов
Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова Минздрава
Россия

Борисов Георгий Игоревич — клинический ординатор кафедры терапии факультетской с курсом эндокринологии, кардиологии и функциональной диагностики с клиникой.

Санкт-Петербург.


Конфликт интересов:

Авторы заявляют об отсутствии потенциального конфликта интересов, требующего раскрытия в данной статье.



К. А. Аверченко
Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова Минздрава
Россия

Аверченко Ксения Андреевна — клинический ординатор кафедры терапии факультетской с курсом эндокринологии, кардиологии и функциональной диагностики с клиникой.

Санкт-Петербург.


Конфликт интересов:

Авторы заявляют об отсутствии потенциального конфликта интересов, требующего раскрытия в данной статье.



Е. Л. Заславская
Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова Минздрава
Россия

Заславская Екатерина Леонидовна — кандидат медицинских наук, ассистент кафедры терапии факультетской с курсом эндокринологии, кардиологии и функциональной диагностики с клиникой.

Санкт-Петербург.


Конфликт интересов:

Авторы заявляют об отсутствии потенциального конфликта интересов, требующего раскрытия в данной статье.



Е. И. Баранова
Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова Минздрава; Национальный медицинский исследовательский центр им. В.А. Алмазова Минздрава России
Россия

Баранова Елена Ивановна — доктор медицинских наук, профессор кафедры терапии факультетской с курсом эндокринологии, кардиологии и функциональной диагностики с клиникой ПСПбГМУ им. И.П. Павлова Минздрава России; заведующая НИЛ метаболического синдрома института эндокринологии НМИЦ им. В.А. Алмазова Минздрава России.

Санкт-Петербург.


Конфликт интересов:

Авторы заявляют об отсутствии потенциального конфликта интересов, требующего раскрытия в данной статье.



Список литературы

1. Wolf PA, Abbott RD, Kannel WB. Atrial fibrillation as an independent risk factor for stroke: The framingham study. Stroke. 1991;22:983-8. doi:10.1161/01.STR.22.8.983.

2. Chamberlain AM, Agarwal SK, Ambrose M, et al. Metabolic syndrome and incidence of atrial fibrillation among blacks and whites in the Atherosclerosis Risk in Communities (ARIC) Study. American Heart Journal. 2010;159:850-6. doi:10.1016/j.ahj.2010.02.005.

3. Петрищева Е.Ю., Ионин В. А., Близнюк О. И. и др. Клинические особенности фибрилляции предсердий у больных артериальной гипертензией и ожирением: результаты ретроспективного наблюдательного исследования. Артериальная Гипертензия. 2020;26:391-9. doi:10.18705/1607-419X-2020-26-4-391-399.

4. Ahn HJ, Han KD, Choi EK, et al. Cumulative burden of metabolic syndrome and its components on the risk of atrial fibrillation: a nationwide population-based study. Cardiovascular Diabetology. 2021;20(1):20. doi:10.1186/s12933-021-01215-8.

5. Hijazi Z, Oldgren J, Lindback J, et al.; ARISTOTLE and RE-LY Investigators. A biomarkerbased risk score to predict death in patients with atrial fibrillation: the ABC (age, biomarkers, clinical history) death risk score. Eur Heart J. 2018;39(6):477-85. doi:10.1093/eurheartj/ehx584.

6. Georgakopoulos C, Vlachopoulos C, Lazaros G, Tousoulis D. Biomarkers of Atrial Fibrillation in Metabolic Syndrome. Current Medicinal Chemistry. 2017;26:898-908. doi:10.2174/0929867324666171012105528.

7. Ротарь О. П., Либис Р. А., Исаева Е. Н. и др. Распространенность метаболического синдрома в разных городах РФ. Российский кардиологический журнал. 2012;(2):55-62.

8. Nattel S, Burstein B, Dobrev D. Atrial remodeling and atrial fibrillation: mechanisms and implications. Circulation Arrhythmia and Electrophysiology. 2008;1:62-73. doi:10.1161/CIRCEP.107.754564.

9. Wanahita N, Messerli FH, Bangalore S, et al. Atrial fibrillation and obesity-results of a meta-analysis. American Heart Journal. 2008;155:310-5. doi:10.1016/j.ahj.2007.10.004.

10. Dzeshka MS, Shantsila A, Shantsila E, Lip GYH. Atrial Fibrillation and Hypertension. Hypertension. 2017;70:854-61. doi:10.1161/HYPERTENSIONAHA.117.08934.

11. Milliez P, Girerd X, Plouin PF, et al. Evidence for an increased rate of cardiovascular events in patients with primary aldosteronism. Journal of the American College of Cardiology. 2005;45:1243-8. doi:10.1016/j.jacc.2005.01.015.

12. Reil JC, Hohl M, Selejan S, et al. Aldosterone promotes atrial fibrillation. European Heart Journal. 2012;33:2098-108. doi:10.1093/eurheartj/ehr266.

13. Huang W, Xu C, Kahng KW, et al. Aldosterone and TGF-e1 synergistically increase PAI-1 and decrease matrix degradation in rat renal mesangial and fibroblast cells. American Journal of Physiology — Renal Physiology. 2008;294(6):F1287-95. doi:10.1152/ajprenal.00017.2008.

14. Ramos-Mondragon R, Galindo CA, Avila G. Role of TGF-в on cardiac structural and electrical remodeling. Vascular Health and Risk Management. 2008;4:1289-300. doi:10.2147/vhrm.s3985.

15. Lin YH, Chou CH, Wu XM, et al. Aldosterone induced galectin-3 secretion in vitro and in vivo: From cells to humans. PLoS ONE 2014;9:1-11. doi:10.1371/journal.pone.0095254.

16. Machado CM, Andrade LN, Teixeira VR, et al. Galectin-3 disruption impaired tumoral angiogenesis by reducing VEGF secretion from TGFe1-induced macrophages. Cancer Medicine. 2014;3:201-14. doi:10.1002/cam4.173.

17. Madrigal-Matute J, Lindholt JS, Fernandez-Garcia CE, et al. Galectin-3, a biomarker linking oxidative stress and inflammation with the clinical outcomes of patients with atherothrombosis. Journal of the American Heart Association. 2014;3:1-14. doi:10.1161/JAHA.114.000785.

18. Natal C, Fortuno MA, Restituto P, et al. Cardiotrophin-1 is expressed in adipose tissue and upregulated in the metabolic syndrome. American Journal of Physiology — Endocrinology and Metabolism. 2008;294(1):E52-60. doi:10.1152/ajpendo.00506.2007.

19. Lopez B, Gonzalez A, Querejeta R, et al. Association of cardiotrophin-1 with myocardial fibrosis in hypertensive patients with heart failure. Hypertension. 2014;63:483-9. doi:10.1161/HYPERTENSIONAHA.113.02654.

20. Martmez-Martmez E, Brugnolaro C, Ibarrola J, et al. CT-1 (Cardiotrophin-1 )-Gal-3 (Galectin-3) Axis in Cardiac Fibrosis and Inflammation. Hypertension. 2019;73:602-11. doi:10.1161/HYPERTENSIONAHA.118.11874.

21. Booth AJ, Bishop DK. TGF-в, IL-6, IL-17 and CTGF direct multiple pathologies of chronic cardiac allograft rejection. Immunotherapy. 2010;2:511-20. doi:10.2217/imt.10.33.

22. Wang Q, Xi W, Yin L, et al. Human Epicardial Adipose Tissue cTGF Expression is an Independent Risk Factor for Atrial Fibrillation and Highly Associated with Atrial Fibrosis. Scientific Reports. 2018;8(1):3585. doi:10.1038/s41598-018-21911-y.

23. Hillege MMG, Galli Caro RA, Offringa C, et al. TGF-в Regulates Collagen Type I Expression in Myoblasts and Myotubes via Transient Ctgf and Fgf-2 Expression. Cells. 2020;9(2):375. doi:10.3390/cells9020375.


Для цитирования:


Ионин В.А., Барашкова Е.И., Павлова В.А., Борисов Г.И., Аверченко К.А., Заславская Е.Л., Баранова Е.И. Какова роль профибротических и провоспалительных факторов в развитии фибрилляции предсердий, ассоциированной с компонентами метаболического синдрома? Российский кардиологический журнал. 2021;26(11):4752. https://doi.org/10.15829/1560-4071-2021-4752

For citation:


Ionin V.A., Barashkova E.I., Pavlova V.A., Borisov G.I., Averchenko K.A., Zaslavskaya E.L., Baranova E.I. What is the role of profibrogenic and proinflammatory factors in developing atrial fibrillation associated with metabolic syndrome components? Russian Journal of Cardiology. 2021;26(11):4752. (In Russ.) https://doi.org/10.15829/1560-4071-2021-4752

Просмотров: 75


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1560-4071 (Print)
ISSN 2618-7620 (Online)