Preview

Российский кардиологический журнал

Расширенный поиск

Научно-практический рецензируемый журнал.

Российский кардиологический журнал— официальный орган печати Российского кардиологического общества (РКО), научно-практический рецензируемый журнал. Главный редактор — Шляхто Е.В., Президент РКО, академик РАН, профессор, директор ФГБУ «НМИЦ им. В. А. Алмазова» Минздрава России. Санкт-Петербург, Россия.

Это научно-практический, рецензируемый журнал для кардиологов и терапевтов. Основная направленность издания — научные статьи, посвященные оригинальным и экспериментальным исследованиям, вопросам фармакотерапии и кардиохирургии сердечно-сосудистых заболеваний, новым методам диагностики.

Российский кардиологический журнал выпускается с 1996г., включен в перечень изданий, рекомендованных для публикации статей, содержащих материалы диссертаций (ВАК), включен в Scopus, EBSCO, IC, DOAJ и Российский индекс научного цитирования (ядро),  зарегистрирован в Клубе главных редакторов научных журналов Европейского общества кардиологов.

Science Index (2020) 3,408
Импакт-фактор (2020) 1,804

Scopus 0,7
Copernicus 117.13

 

 

Текущий выпуск

Том 26, № 10 (2021)
Скачать выпуск PDF

НОВОСТИ КЛИНИЧЕСКОЙ МЕДИЦИНЫ 

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ 

4707 72
Аннотация

Цель. Изучить распространенность полиморфных вариантов гена RBM20 и их взаимосвязь с  структурно–функциональными параметрами левого предсердия (ЛП)  у пациентов c сердечной недостаточностью и низкой фракцией выброса (СНнФВ) ишемической этиологии.

Материалы и методы. В исследование включено 138 мужчин в возрасте 55,8±6,6 лет  с перенесенным более 12 месяцев назад инфарктом миокарда и СНнФВ (ХСН II–IV ФК, с ФВ ЛЖ (Simpson) 25,1±7,2%).  Контрольную группу составили 384 здоровых донора.   Генотипирование двух полиморфных вариантов гена RBM20 (rs942077 и rs35141404) было проведено методом полимеразной цепной реакции в реальном времени.

Результаты. Распространенность  полиморфных вариантов RBM20 в когорте пациентов с СНнФВ и контрольной группе не различалась. Генотип GA  rs35141404 встречался чаще среди пациентов с менее выраженным увеличением индексного объёма ЛП (ИОЛП) (р= 0,034). Минорный аллель A  rs35141404 был ассоциирован с протективным эффектом в отношении тяжелого ремоделирования ЛП, однако, данная ассоциация не достигала  порога статистической значимости.

Заключение. Для полиморфных вариантов rs942077 и rs35141404 гена RBM20 не обнаружено достоверных ассоциаций с размерами ЛП и наличием фибрилляции предсердий у пациентов с СНнФВ и постинфарктным кардиосклерозом. Отмечается тенденция к ассоциации аллеля А и генотипа GA rs35141404 c протективным влиянием в отношении ремоделирования ЛП. Полученные данные подтверждают необходимость дальнейшего поиска генотип–фенотипических взаимосвязей более широкой популяции пациентов  с ХСН ишемической этиологии  в фокусе персонализированной медицины.

4692 54
Аннотация

Аритмогенная кардиомиопатия правого желудочка (АКПЖ) – генетически детерминированное заболевание миокарда с высоким риском внезапной сердечной смерти. Наиболее частые генетические формы заболевания ассоциированы с мутациями в генах десмосом.

Цель: изучение представленности десмосомных форм заболевания и анализ спектра генетических вариантов в генах PKP2, DSG2, DSP, DSC2, и JUP, в выборке российских больных с АКПЖ.

Материал и методы: Клиническое обследование и установление диагноза АКПЖ включало ЭКГ покоя, 24-часовое мониторирование ЭКГ по Холтеру, Эхо-КГ, рентгенографию органов грудной клетки, биопсию миокарда (по показаниям), МРТ сердца с контрастным усилением. Всем пациентам было проведено медико-генетическое консультирование. Поиск мутаций в генах PKP2, DSG2, DSP, DSC2, и JUP был выполнен методом высокопроизводительного секвенирования на платформе IonTorrent с последующим прямым капиллярным секвенированием по Сенгеру непокрытых областей генов. Патогенность выявленных генетических вариантов была оценена согласно современным руководствам по интерпретации генетических вариантов.

Результаты: Диагноз АКПЖ был установлен 80 российским неродственным пациентам. Более половины пробандов (57%) в исследуемой выборке составили пробанды с достоверным диагнозом АКПЖ, пробанды с вероятным и возможным диагнозами АКПЖ - 30% и 13% выборки, соответственно. Семейный анамнез, отягощенный по заболеваниям сердца и/или случаям ВСС, был отмечен в 30% семей. Варианты IV-V классов патогенности были выявлены у 15 (18,75%) пробандов в генах PKP2, DSG2, DSP. Выявляемость генетических вариантов IV-V классов патогенности различалась в подгруппах больных с различной степенью достоверности диагноза: 13 пробандов (28.3%) в подгруппе с достоверным и 2 пробанда (8.3%) в подгруппе с вероятным диагнозом АКПЖ. В подгруппе с возможным диагнозом генотип-позитивных пробандов выявлено не было. Варианты с неизвестным клиническим значением были обнаружены у 13 (16.25%) пробандов.

Заключение: При молекулярно-генетическом исследовании десмосомных генов PKP2, DSG2, DSP, DSC2 и JUP у пациентов с направляющим диагнозом АКПЖ диагностический выход составил 19%. Выявляемость мутаций была наибольшей среди пациентов с достоверным диагнозом АКПЖ и выраженными клиническими признаками заболевания.

4549 54
Аннотация

Цель.  Изучение ассоциаций генетических вариантов rs4762(С521Т) и rs699(Т704C) гена ангиотензиногена (AGT), генетического варианта rs5186(A1166C) гена рецептора I ангиотензина II (AGTR1) с сывороточными уровнями инсулина, глюкагона, С-пептида, лептина, а также с дислипидемией и показателями гликемии при сахарном диабете 2 типа (СД2), СД2 в сочетании с артериальной гипертензией (АГ) и изолированной АГ у жителей Дагестана.

Материал и методы. Обследовано 126 больных: 16 с СД2, 59 с СД2 в сочетании с АГ и 51 больной АГ, все жители Дагестана, у которых были исследованы генетические варианты генов AGT и AGTR1. Уровни инсулина, глюкагона, С-пептида, лептина исследовали методом иммуноферментного анализа, липидный и углеводный баланс — биохимическими методами.

Результаты. У больных СД2 определена ассоциация СС-генотипа генетического варианта rs4762(С521Т) гена AGT со снижением уровня лептина, а СТгенотип того же генетического варианта ассоциирован с увеличением уровня триглицеридов в сыворотке крови. ТС-генотип генетического варианта rs699(Т704C) гена AGT ассоциирован с увеличением уровня лептина, триглицеридов и глюкозы. Генотип АА генетического варианта rs5186(A1166C) гена AGTR1 ассоциирован с увеличением уровня инсулина и глюкозы и со снижением уровня лептина. При СД2 в сочетании с АГ тестировалась ассоциация ССи СТгенотипов генетического варианта rs4762(С521Т) гена AGT со снижением уровня глюкагона. Генотип ТТ генетического варианта rs699(Т704C) гена AGT ассоциирован с увеличением уровня инсулина, триглицеридов, глюкозы и индексом массы тела (ИМТ). При изолированной АГ генотипы СС и СТ генетического варианта rs4762(С521Т) гена AGT ассоциированы со снижением уровня глюкагона. Генотип ТТ генетического варианта rs699(Т704C) гена AGT ассоциирован с увеличением уровней инсулина, липопротеинов низкой плотности и ИМТ.

Заключение. Ассоциации генетических вариантов rs4762(С521Т) и rs699(Т704C) гена AGT и rs5186(A1166C) гена AGTR1 с изменениями обмена углеводов и липидов при СД2 и АГ являются важным патогенетическим звеном СД2 и АГ и персонифицированного прогноза развития этих заболеваний у жителей Дагестана.

4673 60
Аннотация

Цель. Оценить возможность применения технологии секвенирования третьего поколения компании Oxford Nanopore Technologies для диагностики гипертрофической кардиомиопатии.

Материал и методы. Обследованы 12 пациентов с установленным диагнозом “гипертрофическая кардиомиопатия”: 9 женщин и 3 мужчин, в возрасте от 18 до 67 лет. ДНК-библиотека для секвенирования была приготовлена на основе продуктов Long-Range ПЦР, охватывающих полную последовательность генов MYH7, MYBPC3, TNNT2, TNNI3 и TPM1 (по протоколу “PCR barcoding amplicons (SQKLSK109)”). Секвенирование выполнено на платформе MinION компании Oxford Nanopore Technologies (UK). Биоинформатические алгоритмы обработки данных включали “Guppy v.5.0.7”, “Nanopolish” и “Clairvoyante”. Выявленные генетические варианты были подтверждены с помощью секвенирования по Сэнгеру.

Результаты. Получены данные о полной последовательности пяти основных генов саркомерных белков гипертрофической кардиомиопатии. Из восьми вариантов в генах MYH7, MYBPC3 и TNNT2, выявленных в результате мономолекулярного секвенирования и потенциально являющихся причиной заболевания, были подтверждены с помощью секвенирования по Сэнгеру лишь четыре (p.Arg243Cys, p.Tyr609Asn, p.Arg870His в гене MYH7 и p.Lys985Asn гене MYBPC3). Проведен каскадный скрининг патогенного варианта p.Arg870His в гене MYH7. Установлено наличие гетерозиготного носительства у одной из дочерей пробанда.

Заключение. Технология мономолекулярного секвенирования имеет потенциал для диагностики гипертрофической кардиомиопатии при условии повышения точности секвенирования ДНК, а также оптимизации и упрощения биоинформатических алгоритмов идентификации генетических вариантов.

4704 67
Аннотация

Цель. Изучить спектр мутаций в генах, ответственных за синдром удлиненного интервала QT (LQTS), а также проанализировать их фенотипические проявления у пациентов с LQTS в разных возрастных группах.

Материал и методы. Группа из 35 неродственных пробандов с клиническим диагнозом LQTS: 23 взрослых (8 мужчин) и 12 детей (9 мальчиков). Клинические особенности включали синкопальные состояния (54%), внезапную сердечную смерть (ВСС) в семье (29%), 16 пациентам (46%) был имплантирован кардиовертер-дефибриллятор (ИКД). Клинико-инструментальное исследование включало регистрацию электрокардиограммы покоя в 12 отведениях, 24-часовое холтеровское мониторирование, генеалогический анализ, эхокардиографию и магнитно-резонансную томографию сердца. Генетическое исследование проводили методом высокопроизводительного секвенирования (NGS) на приборе MiSeq (Illumina). Сравнение двух не связанных между собой групп по количественным признакам осуществлялось с использованием непараметрического U-критерия Манна-Уитни. Статистически значимыми считали различия при p<0,05.

Результаты. В обследованной группе из 35 пробандов были выявлены 23 генетических варианта IV и V класса патогенности (далее — мутации). Молекулярно-генетический вариант заболевания был верифицирован у 66% пробандов. При этом выявляемость мутаций была у пациентов с ранней манифестацией (дети) выше, чем у взрослых: 83% (10 из 12 детей) vs 57% (13 из23). У 4 из 35 пробандов (11%) были выявлены редкие генетические варианты неопределенной значимости (VUS, III класс патогенности).

В группах детей и взрослых c LQT1, LQT2 и LQT3 распределение по полу отклонялось от соотношения 1:1. Среди детей две трети составляли мальчики, среди взрослых — женщины. Наблюдалась зависимость срока манифестации заболевания, продолжительности QTс и риска неблагоприятных событий от генетического типа LQTS, внутригенной локализации мутаций и пола. У детей все 4 миссенсмутации в гене KCNQ1 были локализованы в области трансмембранного домена, а у взрослых 4 мутации — в трансмембранном домене, и три — в С-концевом домене белка. LQT1 у мальчиков характеризовался ранней манифестацией, при этом QTс не превышал 500 мс, не было неблагоприятных исходов. У двух женщин с LQT1 с мутациями в трансмембранном домене был имплантирован ИКД (QTс >520 мс). У всех пациентов с LQT2 (4 детей, 4 взрослых) зарегистрирован QTс >500 мс; при этом 2 детям и 3 женщинам был имплантирован ИКД. LQT3 был диагностирован только в детской подгруппе (2 мальчика, с QTс 510 мс и QTс 610 мс), один из них умер внезапно, несмотря на терапию бета-блокаторами. Четверо взрослых пациентов, носители вариантов III класса патогенности, имели QTс <500 мс и более позднюю манифестацию заболевания (после 30 лет). У троих из них зарегистрированы эпизоды клинической смерти с успешными реанимационными мероприятиями и последующей имплантацией ИКД.

Заключение. Диагностическая эффективность поиска мутаций методом NGS у больных с клинически манифестным LQTS составила 66%, при этом выявляемость мутаций в детской группе была значительно выше. У генотип-позитивных пробандов риск неблагоприятных исходов коррелирует с полом, возрастом и генетическим вариантом заболевания. Наибольшее число неблагоприятных исходов наблюдалось у носителей мутаций в генах KCNH2 (LQT2) и SCN5A (LQT3). У 4 пробандов (11%) были выявлены варианты с неизвестным клиническим значением, что потенциально открывает возможность для подтверждения диагноза после получения результатов функциональных исследований.

4590 44
Аннотация

Цель. Выявление доли рестриктивной кардиомиопатии (РКМП), а также кардиомиопатии (КМП) с рестриктивным типом гемодинамики среди всех случаев генетически обусловленных КМП, и определение относительных частот и спектра нуклеотидных вариантов генома у обследованных российских детей с РКМП. Кроме того, в задачи исследования входил поиск феногенотипических корреляций.

Материал и методы. В исследование было включено 689 детей с КМП. Всем детям проводилось молекулярно-генетическое исследование таргетных областей 419 генов, ответственных за развитие различных КМП и каналопатий, методом массового параллельного секвенирования.

Результаты. У 668 (97,0%) детей были выявлены патогенные, вероятно патогенные нуклеотидные варианты, а также нуклеотидные варианты с неизвестной клинической значимостью. Из их числа для определения молекулярно-генетических особенностей формирования РКМП были отобраны 45 (6,7%) пациентов, 20 из которых имели клиническую симптоматику и морфофункциональную структуру РКМП (3,0%), остальным 25 (3,7%) детям был диагностирован другой фенотип КМП с рестриктивным типом гемодинамики. Суммарно у этих пациентов был выявлен 41 нуклеотидный вариант в 15 различных генах, при этом 19 (46,3%) вариантов оказались патогенными, 12 (29,3%) — вероятно патогенными, 10 (24,4%) вариантов имели неопределённую клиническую значимость. Патогенные и вероятно патогенные варианты были выявлены суммарно у 38 (84,4%) пациентов, при этом у 19 (42,2%) пациентов были обнаружены патогенные варианты, описанные ранее. Наиболее частым генетическим маркером РКМП у российских детей явились мутации гена TNNI3. В общей сложности они были выявлены у 12 (25%) детей: с РКМП — 8 (40%) пациентов; с КМП с рестриктивным типом гемодинамики — 4 (16%) пациента. При этом наиболее частой мутацией гена TNNI3 оказался нуклеотидный вариант c.575G>A, приводящий к аминокислотному варианту p.R192H, описанный ранее у пациентов с РКМП и выявленный нами у трех (15%) неродственных детей с РКМП. Кроме того, была обнаружена статистически значимая разница между усредненными показателями N-концевого пропептида мозгового натриуретического гормона B-типа у пациентов с мутациями генов MYH7 и TNNI3 (0,0039, p<0,05), а также между показателями PGr max (максимальный градиент кровотока) у детей с мутациями генов TNNI3 и FLNC (0,0016, p<0,05), и TNNI3 и MYH7 (0,039, p<0,05).

Заключение. Результаты проведенного исследования указывают на значительную генетическую гетерогенность РКМП у российских детей и необходимость проведения дальнейших исследований, направленных на поиск ассоциаций генотипа и фенотипа для прогнозирования течения болезни и подбора корректной терапии.

4628 114
Аннотация

Цель. Изучение диагностической значимости генетического тестирования у пациентов с дилатационной кардиомиопатией (ДКМП), выявление предикторов жизнеопасных желудочковых тахиаритмий (ЖТА) и оценка неблагоприятных клинических исходов в разных генетических группах.

Материал и методы. В исследование включили 126 неродственных пациентов с верифицированной ДКМП: 70 (55,6%) пробандов с критериями семейной формы заболевания и 56 (44,4%) лиц с вероятным наследственным компонентом. Всем пациентам (возраст 43,1±11,3 лет; 92/73% муж.; фракция выброса левого желудочка 30,6±8,43%; конечно-диастолический диаметр левого желудочка 68,3±8,36 мм; период наблюдения — медиана 49 мес.) проведен комплекс клинико-инструментальных исследований и генетический скрининг методом секвенирования нового поколения c последующей верификацией вариантов по методу Sanger.

Результаты. Патогенные и вероятно патогенные генетические варианты обнаружены у 61 (48,4%) из 126 пациентов с ДКМП. Доминирующими мутациями были укорачивающие варианты в гене титина (TTNtv), идентифицированные у 16 лиц (12,7%), и варианты ламина А/C (LMNA), выявленные у 13 пробандов (10,3%); мутации в других 19 генах обнаружены у 32 (25,4%) пациентов. Для анализа в качестве первичной конечной точки были приняты: внезапная сердечная смерть (ВСС), эпизоды ЖТА (устойчивой желудочковой тахикардии/фибрилляции желудочков) и обоснованные разряды имплантированных сердечной ресинхронизирующей терапии (СРТ)-Д/кардиовертердефибрилляторов (КВД) устройств. В результате ROC анализа определены независимые факторы риска ВСС: мутации в гене LMNA (AUC 0,760; р=0,0001) и неустойчивая быстрая желудочковая тахикардия (пороговое значение частоты сердечных сокращений ≥161 уд./мин: AUC 0,788; р=0,0001). При сравнении фенои генотипов ДКМП выявлены ассоциации TTNtv генотипа с меньшей частотой развития полной блокады левой ножки пучка Гиса (χ2=7,46; р=0,024), меньшей потребностью в имплантации СРТ/КВД (χ2=5,70; р=0,017) и более редкими эпизодами устойчивой желудочковой тахикардии/фибрилляции желудочков (χ2=30,1; р=0,0001) по сравнению с LMNA носителями.

Результаты анализа Каплан-Мейера продемонстрировали худший прогноз у носителей LMNA мутаций как в отношении жизнеопасных ЖТА (log rang χ2=88,5; р=0,0001), так и в достижении всех неблагоприятных исходов (χ2=27,8; р=0,0001) по сравнению с группами ген-негативных лиц, носителей TTNtv и других генотипов.

Заключение. Фенотипы ДКМП с TTNtv значимо не отличались по частоте развития ЖТА и неблагоприятных исходов по сравнению с ген-негативной группой и другими генотипами (за исключением LMNA). Ассоциации LMNA мутаций с ЖТА определены на уровне прогностической значимости, что подтверждает важную роль молекулярной диагностики LMNA генотипа как неотъемлемой части интегральной клинической оценки ДКМП для стратификации риска ВСС.

4748 66
Аннотация

Некомпактный миокард левого желудочка (НМЛЖ) — это гетерогенное заболевание сердца, с различными фенотипическими и клиническими проявлениями. В статье представлены результаты клинического, инструментального и молекулярно-генетического исследований семьи с диагностированным НМЛЖ с разными клиническими и фенотипическими проявлениями. В результате молекулярно-генетического исследования у всех членов семьи с фенотипом НМЛЖ был выявлен вероятно патогенный вариант в гене FLNC. Варианты в данном гене ассоциированы с развитием ряда кардиомиопатий: дилатационная, гипертрофическая и рестриктивная. В международной научной литературе представлены единичные клинические случаи развития НМЛЖ с вариантами нуклеотидной последовательности в гене FLNC. В нашей работе мы представляем случай НМЛЖ с разнообразием клинических проявлений болезни в рамках одной семьи.

Г. П. Арутюнов, Е. И. Тарловская, А. Г. Арутюнов, Ю. Н. Беленков, А. О. Конради, Ю. М. Лопатин, А. П. Ребров, С. Н. Терещенко, А. И. Чесникова, Г. Г. Айрапетян, А. П. Бабин, И. Г. Бакулин, Н. В. Бакулина, Л. А. Балыкова, А. С. Благонравова, М. В. Болдина, А. Р. Вайсберг, А. С. Галявич, В. В. Гомонова, Н. Ю. Григорьева, И. В. Губарева, И. В. Демко, А. В. Евзерихина, А. В. Жарков, У. К. Камилова, З. Ф. Ким, Т. Ю. Кузнецова, Н. В. Ларева, Е. В. Макарова, С. В. Мальчикова, С. В. Недогода, М. М. Петрова, И. Г. Починка, К. В. Протасов, Д. Н. Проценко, Д. Ю. Рузанов, С. А. Сайганов, А. Ш. Сарыбаев, Н. М. Селезнева, А. Б. Сугралиев, И. В. Фомин, О. В. Хлынова, О. Ю. Чижова, И. И. Шапошник, Д. А. Щукарев, А. К. Абдрахманова, С. А. Аветисян, О. Г. Авоян, К. К. Азарян, Г. Т. Аймаханова, Д. А. Айыпова, А. Ч. Акунов, М. К. Алиева, А. В. Апаркина, О. Р. Арусланова, Е. Ю. Ашина, О. Ю. Бадина, О. Ю. Барышева, Т. И. Батлук, А. С. Батчаева, Р. А. Башкинов, А. М. Битиева, И. У. Бихтеев, Н. А. Бородулина, М. В. Брагин, А. М. Буду, Г. А. Быкова, К. Р. Вагапова, Д. Д. Варламова, Н. Н. Везикова, Е. А. Вербицкая, О. Е. Вилкова, Е. А. Винникова, В. В. Вустина, Е. А. Галова, В. В. Генкель, Е. И. Горшенина, Е. В. Григорьева, Е. Ю. Губарева, Г. М. Дабылова, А. И. Демченко, О. Ю. Долгих, М. Ы. Дуйшобаев, Д. С. Евдокимов, К. Е. Егорова, А. Н. Ермилова, А. Е. Желдыбаева, Н. В. Заречнова, Ю. Д. Зимина, С. Ю. Иванова, Е. Ю. Иванченко, М. В. Ильина, М. В. Казаковцева, Е. В. Казымова, Ю. С. Калинина, Н. А. Камардина, А. М. Караченова, И. А. Каретников, Н. А. Кароли, М. Х. Карсиев, Д. С. Каскаева, К. Ф. Касымова, Ж. Б. Керимбекова, А. Ш. Керимова, Е. С. Ким, Н. В. Киселева, Д. А. Клименко, А. В. Климова, О. В. Ковалишена, Е. В. Колмакова, Т. П. Колчинская, М. И. Колядич, О. В. Кондрякова, М. П. Коновал, Д. Ю. Константинов, Е. А. Константинова, В. А. Кордюкова, Е. В. Королева, А. Ю. Крапошина, Т. В. Крюкова, А. С. Кузнецова, Т. Ю. Кузьмина, К. В. Кузьмичев, Ч. К. Кулчороева, Т. В. Куприна, И. М. Куранова, Л. В. Куренкова, Н. Ю. Курчугина, Н. А. Кушубакова, В. И. Леванкова, Н. А. Любавина, Н. А. Магдеева, К. В. Мазалов, В. И. Майсеенко, А. С. Макарова, А. М. Марипов, А. А. Марусина, Е. С. Мельников, Н. Б. Моисеенко, Ф. Н. Мурадова, Р. Г. Мурадян, Ш. Н. Мусаелян, А. О. Мышак, Е. С. Некаева, Н. М. Никитина, Б. Б. Огурлиева, А. А. Одегова, Ю. В. Омарова, Н. А. Омурзакова, Ш. О. Оспанова, Е. В. Пахомова, Л. Д. Петров, С. С. Пластинина, В. А. Погребецкая, Д. В. Поляков, Д. С. Поляков, Е. В. Пономаренко, Л. Л. Попова, Н. А. Прокофьева, И. А. Пудова, Н. А. Раков, А. Н. Рахимов, Н. А. Розанова, Салтанат Серикболкызы, А. А. Симонов, В. В. Скачкова, Д. В. Соловьева, И. А. Соловьева, И. М. Сухомлинова, А. Г. Сушилова, Д. Р. Тагаева, Ю. В. Титойкина, Е. П. Тихонова, Д. С. Токмин, А. А. Толмачева, М. С. Торгунакова, К. В. Треногина, Н. А. Тростянецкая, Д. А. Трофимов, М. А. Трубникова, А. А. Туличев, А. Е. Турсунова, Н. Д. Уланова, О. В. Фатенков, О. В. Федоришина, Т. С. Филь, И. Ю. Фомина, И. С. Фоминова, И. А. Фролова, С. М. Цвингер, В. В. Цома, М. Б. Чолпонбаева, Т. И. Чудиновских, О. А. Шевченко, Т. В. Шешина, Е. А. Шишкина, К. Ю. Шишков, С. Ю. Щербаков, Е. Ю. Яушева
4708 261
Аннотация

Цель. Изучение особенностей течения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) и динамики коморбидных состояний у пациентов, перенесших COVID-19, спустя 3, 6, 12 мес. после выздоровления в Евразийском регионе по данным регистра АКТИВ (“Анализ динамики Коморбидных заболеваний у пациенТов, перенесшИх инфицироВание SARS-CoV-2”).

Материал и методы. Регистр АКТИВ создан по инициативе Евразийской ассоциации терапевтов. Регистр АКТИВ разделен на 2 части: АКТИВ 1 и АКТИВ 2. В регистр АКТИВ 1 в настоящее время включено 6300 пациентов, в АКТИВ 2 — 2770. В регистр включались пациенты с диагнозом COVID-19 с сохранением анонимности (данные анализа мазка из носои ротоглотки, титр антител, типичная картина по данным компьютерной томографии), находящиеся на лечении в стационаре или получающие лечение на дому. Территория выполнения регистра — 7 стран: Российская Федерация, Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан и Кыргызская Республика, Республика Молдова, Республика Узбекистан. Дизайн регистра — закрытый многоцентровой регистр с двумя непересекающимися ветвями (амбулаторная ветвь и госпитальная ветвь). В регистре предусмотрено 6 визитов: 3 очных во время острого периода и 3 заочных (телефонные звонки) через 3, 6, 12 мес. Начало набора пациентов 29 июня 2020г, завершение набора 29 октября 2020г. Завершение регистра 29 октября 2022г. Всего запланировано 9 фрагментарных анализов данных регистра. В настоящем фрагменте исследования представлены результаты анализа течения постгоспитального периода у пациентов, перенесших COVID-19, через 3 и 6 мес. наблюдения.

Результаты. По данным регистра АКТИВ для пациентов, перенесших COVID-19, характерны длительное сохранение симптомов и частая повторная обращаемость за внеплановой медицинской помощью, включающая повторные госпитализации. Наиболее частыми причинами внепланового обращения за медицинской помощью являются неконтролируемая артериальная гипертензия (АГ) и дестабилизация хронической ишемической болезни сердца (ИБС) и/или декомпенсация сахарного диабета 2 типа (СД2). В постгоспитальном периоде в течение 3 и 6 мес. наблюдения у 5,6% и 6,4% пациентов были диагностированы “новые” заболевания, которые чаще были представлены АГ, СД2, ИБС. Летальность пациентов в постгоспитальном периоде составила 1,9% в первые 3 мес. наблюдения и 0,2% за 4-6 мес. наблюдения. Наибольший уровень летальности наблюдался в первые 3 мес. в группе пациентов с хронической сердечной недостаточностью II-IV функционального класса, а также у пациентов с сердечно-сосудистыми и онкологическими заболеваниями. В структуре причин летального исхода в постгоспитальном периоде преобладали сердечно-сосудистые причины (31,8%): острый коронарный синдром, инсульт, острая сердечная недостаточность.

Заключение. По данным регистра АКТИВ состояние здоровья людей, перенесших COVID-19, представляет серьезную проблему для системы здравоохранения, что делает приоритетным планирование адекватных мощностей системы здравоохранения для оказания помощи пациентам c COVID-19 как в остром, так и постгоспитальном периодах.

4586 59
Аннотация

Цель. Провести анализ факторов тромбоэмболического риска и выявить дополнительные предикторы тромбоза ушка левого предсердия (УЛП), не входящие в шкалу CHA2DS2-VASc, у пациентов с неклапанной фибрилляцией предсердий (ФП), длительно проживающих на территории Крайнего Севера (КС).

Материал и методы. Выполнен сравнительный анализ, включивший данные 162 пациентов (108 мужчин и 54 женщин, средний возраст 55,3±8,7 лет) с неклапанной ФП, проживающих в условиях КС, и 684 пациентов (408 мужчин и 276 женщин, средний возраст 56,9±9,3 лет), проживающих в умеренных широтах, госпитализированных для проведения катетерной аблации. Всем пациентам выполнялось клинико-инструментальное обследование, включая трансторакальную и чреспищеводную эхокардиографии. По результатам чреспищеводной эхокардиографии пациенты КС были разделены на две группы: группа 1 — 21 пациент с тромбозом УЛП, группа 2 — 141 пациент без тромбоза УЛП.

Результаты. Пациенты КС в сравнении с пациентами, проживающими в умеренных широтах, были моложе (p=0,021), у них чаще встречались сахарный диабет 2 типа (14,2% vs 8,3%, р=0,022), ожирение ³II степени (29,6% vs 21,1%, р=0,019), персистирующая форма ФП (47,5% vs 33,2%, р=0,0019), чаще наблюдались более выраженные структурно-функциональные изменения сердца (большие размеры обоих предсердий, правого желудочка, более низкая фракция выброса левого желудочка), у них чаще выявлялся тромбоз УЛП (13% vs 6,6%, р=0,006). У пациентов КС при помощи логистической регрессии были выявлены независимые предикторы тромбоза УЛП: увеличение индекса массы миокарда левого желудочка (отношение шансов (ОШ) 1,029; 95% доверительный интервал (ДИ) 1,011-1,048; p=0,001), наличие персистирующей формы ФП (ОШ 3,521; 95% ДИ 1,050-11,800; p=0,041).

Заключение. У пациентов КС с неклапанной ФП, направленных на катетерную аблацию, в сравнении с пациентами умеренных широт, при сходном спектре сердечно-сосудистых заболеваний в более молодом возрасте, чаще встречаются сахарный диабет 2 типа, ожирение ³II степени, персистирующая форма ФП и тромбоз УЛП. Независимыми предикторами тромбоза УЛП у пациентов КС с неклапанной ФП являются наличие персистирующей формы ФП и увеличение индекса массы миокарда левого желудочка.

4647 61
Аннотация

Цель. Определить ранние прогностические факторы изменений сердечнососудистой системы у квалифицированных спортсменов в зависимости от типа и интенсивности физических нагрузок.

Материал и методы. Обследовано 136 спортсменов мужского пола. Из них 116 человек — квалифицированные спортсмены (возраст 22,07±4,1 года) представляли разные виды спорта на этапах спортивного совершенствования и высшего спортивного мастерства: вольная борьба, дзюдо (n=30), лыжные гонки, биатлон (n=27), пауэрлифтинг (n=33), волейбол (n=26). Контрольная группа (n=20), возраст 17,95±1,5 года, спортивная подготовка <3 лет. Методы исследования: электрокардиография (ЭКГ), эхокардиография (ЭхоКГ), велоэргометрия (ВЭМ) с оценкой физической работоспособности (PWC170) и максимального потребления кислорода (МПК). При построении прогностических моделей ранних сердечно-сосудистых изменений применяли метод логистической регрессии, пошагового алгоритма значимых предикторов с использованием стандартизированных коэффициентов регрессии и статистики Вальда (Wald). Критический уровень значимости (p=0,05).

Результаты. Прогностические модели логистической регрессии с использованием ROC-анализа показали высокую чувствительность и специфичность, высокий процент верного прогноза с включением предикторов по данным ЭхоКГ — 86,8%, ВЭМ — 80,9%, ЭКГ и других показателей — 83,1%. Пошаговым алгоритмом были отобраны прогностические факторы, определяющие ранние изменения сердечно-сосудистой системы у молодых спортсменов, в зависимости от этапа спортивной подготовки, интенсивности и типа динамических и/или статических физических нагрузок: толщина задней стенки левого желудочка (p=0,008), масса миокарда левого желудочка (p=0,001), ударный объем (p=0,002), конечно-систолический объем (p=0,001), PWC170 (p=0,025), МПК (р=0,003), время восстановления частоты сердечных сокращений (ЧСС) (р=0,029) и артериальное давление (р=0,032) после выполнения субмаксимальной нагрузки на велоэргометре, индекс массы тела (р=0,029), ЧСС (р=0,034), офисное систолическое артериальное давление (р=0,009), внутрижелудочковые (пучковые) блокады (р=0,046), нарушения процессов реполяризации миокарда левого желудочка (р=0,010), малые соединительнотканные аномалии сердца (р=0,035).

Заключение. Установленные методом логистической регрессии ранние прогностические факторы оказывают влияние на особенности и риск сердечно-сосудистых изменений каждой группы квалифицированных спортсменов молодого возраста, продемонстрировав необходимость разработки индивидуальных программ медицинского сопровождения, дальнейшего контроля и оценки, коррекции и профилактики выявленных нарушений с учетом спортивной направленности, интенсивности и типа физических нагрузок.

ОБЗОРЫ 

4699 103
Аннотация

В настоящем обзоре рассматривается клиническое и эпидемиологическое значение госпитализаций по поводу декомпенсации сердечной недостаточности, а также особенности использования указанных событий в качестве показателя эффективности проводимой терапии. Приведены данные о частоте применения препаратов, снижающих риск госпитализаций, в рандомизированных клинических исследованиях и в реальной практике. Обсуждаются причины недостаточно частого назначения препаратов для лечения сердечной недостаточности со сниженной фракцией выброса и использования их в недостаточно высоких дозах, к которым относятся терапевтическая инертность и физиологические ограничения и необходимость внедрения в клиническую практику препаратов с альтернативными механизмами действия.

4734 110
Аннотация

К настоящему времени накоплен солидный объем клинических исследований, продемонстрировавших сниженный антитромбоцитарный эффект кишечнорастворимых (КР) форм низкодозовых препаратов ацетилсалициловой кислоты (АСК). Замедленное и неполное всасывание из щелочной среды кишечника, значительно снижающее биодоступность препарата, считается основной причиной лабораторной “аспиринорезистентности” (псевдорезистентности) к КР формам АСК. Особое значение данный феномен имеет для пациентов с острым коронарным синдромом, когда необходим быстрый эффект, а также для больных сахарным диабетом и ожирением из-за наличия у них дополнительных причин повышенной активности тромбоцитов, с одной стороны, и сниженной биодоступности АСК — с другой. Принимая во внимание, помимо вопроса эффективности, сомнительный гастропротективный эффект и более выраженное повреждающее действие на слизистую тонкой кишки, следует избегать применения КР форм АСК, в особенности у пациентов с многофакторным риском недостаточного ответа на терапию. Хорошую альтернативу представляет буферная АСК, которая быстро растворяется и частично всасывается непосредственно в желудке, обладая сопоставимой с простой АСК антитромбоцитарной активностью и схожим уровнем “аспиринорезистентности”, ассоциируется с меньшим риском индуцированной энтеропатии в сравнении с КР формами АСК. Помимо того, согласно данным ряда небольших исследований и ретроспективных анализов, буферная АСК реже вызывает повреждения слизистой желудка в сравнении с КР.

МНЕНИЕ ПО ПРОБЛЕМЕ 

4749 72
Аннотация

Поиск и изучение механизмов эндогенного восстановления сердечной мышцы остаётся актуальным вопросом современной регенеративной медицины. Согласно общепринятым представлениям, сердце человека имеет ограниченный регенеративный потенциал, но исследования последних лет показывают, что функционально значимая регенерация возможна. Однако механизмы, лежащие в основе данных процессов, остаются малоизученными. В сердце встречаются популяции резидентных мезенхимных клеток, обладающих некоторыми свойствами стволовых клеток, несущих определенные маркеры, такие как c-kit+, Sca-1 и другие. Способность данных клеток дифференцироваться напрямую в кардиомиоциты остаётся спорным вопросом, но их использование в клинических испытаниях показало улучшение сердечной функции у пациентов, перенесших инфаркт миокарда. В настоящее время разрабатываются подходы по использованию, в основном, индуцированных плюрипотентных стволовых клеток в качестве перспективной восстановительной терапии, но кардиопротективная роль мезенхимных клеток сердца остаётся предметом активного изучения, благодаря их паракринной сигнализации.

Объявления

2021-10-28

План номеров Российского кардиологического журнала на 2022 год

План номеров Российского кардиологического журнала на 2022 год

2020-04-30

Статьи по COVID-19

Уважаемые авторы,

просим не присылать нам обзорные статьи по COVID-19, поскольку информация постоянно обновляется, появляются новые данные. В приоритете -  экспертные и оригинальные статьи, например, опыт больниц/врачей в нынешней ситуации.

2020-04-03

Работа в режиме "Сидим дома"

Как подать статью, если находишься в режиме самоизоляции?

2019-10-11

"Основные ошибки при подготовке научной статьи в журнал международного уровня

"Основные ошибки при подготовке научной статьи в журнал международного

уровня", лектор Ю.В. Родионова, шеф-редактор Российского кардиологического журнала, к.м.н., квалифицированный специалист АНРИ по специальности "Создание и продвижение научного издания международного уровня"

https://youtu.be/BJYHCP7x6XM

2019-10-09

Подведены итоги конкурса на лучшую статью в Российском кардиологическом журнале, опубликованную в 2019 году.

Конкурс проходил с октября 2018 года по сентябрь 2019 года. Компетентные редакторы оценивали качество представленного к публикации материала, стиль изложения, интересную постановку исследовательского вопроса, предложенную методологию, четкость выводов, а также практическую значимость научной статьи.
Еще объявления...


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.